Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

8. Классик сатиры

 

   «Отец комедии» – фигура мирового значения. Он стоит у истоков сатиры, того особого рода литературы, который предполагает сгущение красок, шаржирование, использование гротеска, порой карикатуры и гиперболы. Цель – акцентировка, заострение отрицательных явлений и сторон в жизни общества, отдельных людей. Аристофан был художником ярко выраженного гражданского темперамента, занимавшим отчетливые общественно-политические позиции.



   ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КОМЕДИЙ. Аристофан высказывал немало нелицеприятного в адрес афинской демократии. Но при этом не был ее противником. Его идеалом оставалась демократическая система на раннем героическом этапе эллинской истории. В его комедиях отстаивались интересы аттического крестьянства, страдавшего от войны. Но, как было показано в комедии «Всадники», он был готов, пусть снисходительно, но все же посмеиваться над пассивностью и доверчивостью народа.

   В его комедиях выведено завидное богатство типов, представляющих различные слои афинского общества. И в этом – познавательное значение наследия Аристофана. Действительно, перед нами крестьяне, политики, философы, жрецы, предсказатели, ремесленники, рабы, слуги и многие другие.



   ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРИЕМЫ. Аристофан наследовал все богатство комических приемов, заложенных в народной смеховой культуре, в карнавалах, в праздниках Великих Дионисий. Драматург неистощим на шутки, выдумку и даже карикатуру; активно использует сказочный сюжет, «перелицовывает» миф. Из фольклора он берет на вооружение такие типичные персонажи, такие маски, как «хвастун», «дурак», «шарлатан». Его образы, как и положено сатирическим созданиям, вызывают нередко слезы и одновременно смех.

   Комическое у драматурга отличается выразительностью. Стоит вспомнить в этой связи тою же Сократа, внешне неприглядного, претендующего на обладание абсолютной метиной.

   Одна из замечательных особенностей Аристофана – способность воплотить абстрактную идею в конкретном наглядном образе. Метафорой туманной философии софистов становятся белые, напоминающие облака, одежды хора. В комедии «Осы» костюмы жалящих насекомых, в которые облачен хор, символизируют «колющие» приговоры судей-крючкотворов.

   Выразительны и используемые Аристофаном «говорящие» фамилии. В комедии «Осы» главный персонаж, одержимый страстью к сутяжничеству, проводящий время в судах, носит фамилию Филоклеон, т. е. «любящий Клеона», известного демагога. Его сына, носителя здравого смысла, зовут Бдилеклеон, т. е. «ненавидящий Клеона».

   У Аристофана могут персонифицироваться, становиться действующими лицами и абстрактные понятия, например, Правда и Кривда в комедии «Облака». Нередко также фантастика «сосуществует» с явью, с конкретными реалиями афинской государственности. В комедии «Птицы» создается фантастическое птичье государство, названное «Тучекукуевск». У драматурга вообще немало смешных неологизмов, им придуманных.



   ЯЗЫК АРИСТОФАНА. Отличается богатством и разнообразием, в частности, благодаря использованию «низкого» стиля, просторечья. Так, нередко прологи построены в духе народного фарса, даже балагана: драматург не стесняется в выборе выражений и словечек типа «башка», «дурак», «тварь бесстыдная», «горло перерву» и т. д. Напуганный Дионис в комедии «Лягушки» признается, что «наложил в штаны». Аристофан охотно «интегрирует» в тексте и разного рода вульгаризмы. В тех же частях, где происходит спор, «агон» персонажей, стиль, напротив, становится более литературным, строгим.

   Важным элементом стиля является пародия, т. е. комическое обыгрывание высокого стиля трагедий или ученой дискуссии, манеры жрецов религиозных культов или, напротив, диалектов рыночных торговцев. Рассыпано в тексте немало разного рода исторических, мифологических реалий, а также намеков, требующих специальной расшифровки. Когда, например, в комедии «Плутос» один из персонажей, обращаясь к старцам, говорит: «На Тезейских празднествах похлебку выхлебывали часто коркою», то имеется ввиду, что афинские бедняки нередко пользовались хлебными корками вместо ложек. Подобных примеров у Аристофана множество, и читателю его комедий полезно заглядывать в комментарий.



   ЭВОЛЮЦИЯ АРИСТОФАНА. Великий художник Аристофан не ограничился найденной им сатирической манерой. Он менялся и проделал очевидную эволюцию. К концу творчества в его комедиях усиливается внимание к быту. Снижается роль хора, а стиль становится более спокойным, «литературным». В последних комедиях «Женщины в народном собрании» и «Плутос» заметен отход от острой политической проблематики в сторону нравственно-этических, психологических проблем.

   Именно возрастанием внимания к внутреннему миру человека отмечено развитие комедии. Об этом говорит так называемая «средняя комедия», известная лишь в незначительных отрывках. Новоаттическая комедия Менандра (о которой пойдет речь позднее) уже в большей мере наследует трагедии Еврипида, а не комедии Аристофана.



   ЗНАЧЕНИЕ АРИСТОФАНА. Роль «отца комедии» в развитии мировой литературы и театра трудно переоценить. Обличая пороки, он исходил из «сверхзадачи» – пробудить потребность в подлинных жизненных ценностях, в добре и справедливости.

   Его вклад, его значимость определялись двумя главными моментами. Во-первых, основоположник, для европейских литератур конечно, сатирического изображения жизни, он представил в своих комедиях богатую палитру смеховых приемов, таких, как гротеск, карикатура, шарж, сгущение красок, пародия, фантастика, которые позднее, нередко обогащенные, были взяты на вооружение другими выдающимися художниками слова. Во-вторых, великий комедиограф явил пример писателя, открыто тенденциозного, «политизированного», смело вторгавшегося своими произведениями в общественно-политические проблемы того времени. Это не мешало ему, однако, оставаться художником на все времена; ведь пороки людей, которые он обличал, не исчезли со временем. И среди них – желание решать проблемы с помощью войны, горячим противником которой Аристофан выступал во многих своих комедиях.

   Важно говорить не столько о прямом влиянии Аристофана, сколько о развитии его традиций в широком плане. Принцип соединения сатирического повествования с фантастикой мы находим у Рабле («Гаргантюа и Пантагрюэль») и Свифта («Путешествия Гулливера»), Байрона («Видение суда») и Гейне («Германия. Зимняя сказка»), Вольтера («Кандид») и Салтыкова-Щедрина («История одного города»). Традицию комедии в ее сатирической разновидности продолжили Мольер («Тартюф», «Скупой» и др.), Бернард Шоу («Дома вдовца», «Профессия госпожи Уоррен» и др.), Маяковский («Клоп», «Баня»). В античности продолжателем сатирического обличения в духе Аристофана выступили Лукиан и Ювенал. Аристофановский принцип гротеска, комического заострения плодотворно использовался многими художниками слова: это Гофман, Диккенс, Гоголь, Марк Твен, Курт Воннегут. В русской литературе XX века богатый спектр сатирических приемов, восходящих к далекой античной эпохе, мы находим в стихах Маяковского и Твардовского («Теркин на том свете»), повестях и рассказах Платонова и Зощенко, в великолепном романе Булгакова «Мастер и Маргарита», у Ильфа и Петрова («Двенадцать стульев», «Золотой теленок»).

Просмотров: 2756