Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

7. «Лягушки»

 

   Как было отмечено, тематика комедий Аристофана – злободневна и многообразна. Заботили его, собственно, и проблемы того драматического искусства, которому он себя посвятил. Аристофан – автор комедии, уникальной по содержанию: аналогичную ей трудно найти в мировой литературе до него. Ее содержание – острые театральные, литературные споры его времени. Впрочем, значение ее выходит далеко за рамки аристофановской эпохи. Она – о природе искусства, его роли и назначении.



   Это – комедия «Лягушки», которая была поставлена в 405 г. до н. э., т. е. спустя год после того, как греческая сцена осиротела с кончиной сначала Еврипида, а затем Софокла.



   СВОЕОБРАЗИЕ КОМПОЗИЦИИ. В комедии выделяются две части. Первая – путешествие Диониса в загробный мир, насыщенное множеством комических эпизодов; вторая – спор Эсхила и Еврипида на литературные темы. Среди главных героев – Дионис, бог, покровительствующий театру. Он представлен Аристофаном в нарочито «сниженном», карикатурном духе: напоминает не величественного бога, а афинского щеголя, сытого, румяного и охочего до развлечений. Дионис, подобно легендарному Орфею, спустившемуся в преисподнюю, чтобы вызволить свою жену, прекрасную Эвридику, пытается вывести из подземного царства Еврипида, поскольку в Афинах не осталось ни одного крупного живого мастера трагедии.

   При этом Дионис вспоминает о том, что когда-то в Аид спустился Геракл. Там находился свирепый трехголовый пес Цербер (Кербер), охраняющий выход из царства мертвых. Он всех гуда пропускал, но никого не выпускал обратно. Чтобы умилостивить Цербера, греки клали в гроб лепешку, которую умерший отдавал Церберу. Лишь Геракл в Аиде связал Цербера и отдал Еврисфею, микенскому царю, которому служил. Дионис расспрашивает Геракла о том, какова дорога в подземный мир. При этом щегольский вид вызывает у Геракла нескрываемое веселье. Получив указания, Дионис отправляется в путь, будучи обряжен в львиную шкуру. Он держит в руках палицу наподобие Геракла, на ногах же у него модные сапожки.

   По дороге с Дионисом, которого сопровождает верный раб Ксанфий, происходит ряд комических эпизодов. Так, увидев похоронную процессию, Дионис обращается к покойнику с предложением снести поклажу в преисподнюю. Покойник вопрошает о цене. «Две драхмы дашь?» – Дионис хочет снизить цену. Они никак не могут сторговаться. В итоге покойник кричит: «Чтоб мне вновь ожить!» Но трудиться за столь ничтожную сумму не намерен.

   Наконец после целого ряда перипетий Дионис и Ксанфий достигают подземного озера, которое надо пересечь, чтобы попасть в загробный мир. Там трудится Харон, сын Эреба и Никты (Ночи), перевозящий на челне души усопших. Харон готов взять Диониса, но отказывается от Ксанфия, поскольку с рабами дела не имеет. Он советует Ксанфию обежать вокруг озера. Дионису, не знакомому с физическим трудом, приходится взяться за весла и грести. Плавание происходит под аккомпанемент лягушачьего пения: «Брекекекс, коакс, коакс». Подобное пение хора, облаченного в лягушачьи одежды, объясняет название комедии. Наконец Дионис и Ксанфий прибывают ко дворцу Плутона, где их встречает раб Эак.



   ЭСХИЛ И ЕВРИПИД: АГОН ДВУХ ТРАГИКОВ. Наиболее значимые события развертываются во второй части комедии, в пол-земном царстве.

   Эак сообщает о том, что за события там произошли:

 

Когда сошел под землю Еврипид, собрал

Вокруг себя воров он и налетчиков,

Отцеубийц, грабителей и взломщиков —

Их в преисподней множество. Наслушавшись

Словечек ловких, доводов и выдумок,

Они взбесились и мудрейшим мастером

Его признали. Возгордившись, занял он

Эсхила трон…

 

   Эта характеристика Еврипида близка к точке зрения комедиографа. Сердцевина его комедии – «агон», состязание двух поэтов, двух трагиков Эсхила и Еврипида. Первым вступает в словесный бой Еврипид. Он резко отзывается о своем литературном собрате:

 

Его давно я знаю, раскусил давно.

Певца невежд, горластого, строптивого,

С безудержным, неистовым, безумным ртом,

Бахвала витьеватого, трескучего.

 

   ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЕВРИПИДА. Главный упрек Еврипида Эсхилу в том, что он выводит на сцену молчащих героев: это – «трагические чучела», которые «молчат, не пикнут». У Эсхила – высокопарность стиля, малопонятные для зрителя образы. Еврипид считает себя наследником Эсхила. Но он принял от него поэзию, «распухшую от пышных слов, надутую от бредней». Еврипид поэзию Эсхила «подсушил», от «неучености избавил». Приблизил к жизни и всем позволил выговориться: «и женщинам, и слугам, и девушкам, и господам, старухам даже». «Любовь народа – цель моя», – настаивает Еврипид. Он так объясняет смысл своего творчества:

 

Заговорил я о простом, привычном и домашнем.

Меня проверить всякий мог. В ошибках каждый зритель

Мог уличить. Но я не врал, не фанфаронил вздорно,

Не надувался, как индюк…

 

   О своих зрителях Еврипид отзывается гак:

 

Умело я их обучал,

Пример для жизни показал,

В поэзию науку ввел

И здравый разум.

 

   Наконец соперники переходят к коренному вопросу: в чем назначение поэзии? Еврипид ратует «за правдивые речи, за добрый совет и за то, что разумней и лучше они делают граждан родимой земли».



   ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЭСХИЛА. Эсхил не разделяет такую самоопенку Еврипида, который, на самом деле, «честных, разумных почтенных людей негодяями низкими делал». Эсхил создал иных героев:

 

Нет, отвагой дышали они, и копьем, и шумящим

султаном на шлемах.

Как огонь, были поножи, панцирь, как блеск,

бычье мужество в пламенном сердце…

 

   Эсхил относит себя к наследникам «Гомера богоравного», прославившего в «стихах величавых битвы, воинский подвиг, оружье, мужей».

 

По заветам Гомера в трагедиях я сотворил величавых героев,

И Патроклов, и Тевкров с душой как у льва. Я до них хотел

граждан возвысить,

Чтобы вровень с героями встали они, боевые заслышавши грубы.

 

   Безусловно, злободневно звучал подобный патриотический пафос. В то самое время, когда ставились «Лягушки», шла к финалу изнурительная Пелопоннесская война; после серии неудач афиняне одержали последнюю победу над спартанцами при Аргинузских островах. Пройдет год, и они потерпят фатальное поражение при Эгоспотамах.

   Эсхил нападает на Еврипида за то, что он своими трагедиями оказывал вредоносное влияние на общество: показывал женщин, предававшихся «страстям нечестивым», изменявших мужьям; учил молодых людей заниматься не делом, а пустой болтовней. Еврипид стал причиной «зла и пороков», а потому город

 

Стал столицей певцов, крючкотворов, лгунов.

Лицемерных мартышек, бесстыдных шутов,

Что морочат, калечат, дурачат народ.

 

   Эсхил излагает свою программу искусства, благодетельного и воспитывающего:

 

Зевс свидетель. – все – правда! Но должен скрывать

эти подлые язвы художник.

Не описывать в драмах, в театре толпе не

показывать. Малых ребяток

Наставляет учитель добру и нуги, а людей

возмужавших – поэты.

О прекрасном должны мы всегда говорить.

 

   Эсхил перечисляет отдельные неудачные или неточные выражения в стихах Еврипида. В этих частностях каждый из них по-своему прав. Затем два драматурга начинают спорить относительно музыкального сопровождения хора и сольных партий в своих трагедиях.

   Острая словесная перепалка завершается тем, что на оркестре устанавливаются исполинские весы. Дионис предлагает обоим читать свои стихи, потом бросать их на весы. Стихи автора «Орестейи» весомей. Дионис признает победу Эсхила и забирает его с собой на землю. На драматургическом троне Эсхил оставляет своим заместителем Софокла.

 

…А ты мой престол

Передай под охрану Софоклу, пускай

Он блюдет мое место!

 

   ПАФОС КОМЕДИИ. Таким образом, в комедии, использующей комические перипетии и гротескные ситуации, поставлена серьезная эстетическая проблема. Комедия напоминает о том высоком значении, которое древние придавали драматическому искусству, о той воспитательной роли, которую играл в Афинах, да и во всей Элладе, театр. Аристофан заявляет о себе как о приверженце героической трагедии эсхиловского типа, пробуждающей благородные патриотические чувства современников. Комедиограф также выразил свою неприязнь к Еврипиду. Значит ли это, что Аристофан полагал, будто, показывая пагубные страсти, супружеские измены, искусство негативно воздействует на общество? Думается, что нет. Ведь, и сам Аристофан в своих комедиях, выводя на сцену демагогов, лжеученых, сторонников войны или представителей «золотой молодежи», способствовал моральному оздоровлению общества.

Просмотров: 3132