Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

1. «Отец трагедии»

 

   Первого в этой триаде, Эсхила, называют по праву «отцом трагедии». Видимо, трагики творили до Эсхила, но их произведения до нас не дошли. Трагедия Эсхила уже являла законченную, классическую форму, которая в дальнейшем продолжала совершенствоваться. Главная ее особенность – величавость. В эсхиловской трагедии отразилось само героическое время, первая половина V в. до н. э., когда греки отстаивали свою свободу и независимость во время греко-персидских войн. Драматург был не только их очевидцем, но и непосредственным участником. Острая борьба не затихала и внутри Афин. Успехи демократии были связаны с наступлением на некоторые устои старины, например, ареопаг. Эти события также отозвались в трагедиях Эсхила, насыщенных конфликтами мощных страстей.



   ДРАМАТУРГ С МЕЧОМ ГОПЛИТА. Биография Эсхила, как и некоторых других великих эллинов, пестрит белыми пятнами, в то время как отдельные эпизоды и факты имеют ярко выраженный легендарный характер. Он родился в 525 г. до н. э. в поселке Элевсин вблизи Афин, в семье знатного землевладельца по имени Эвфорион который владел поместьем и виноградником. По одной из легенд, Эсхил однажды, охраняя виноградник, заснул. Во сне ему явился бог Дионис и повелел заняться сочинением трагедий.

   Семья Эвфориона, знатная и богатая, придерживалась демократических взглядов в их консервативном варианте. Она внесла ощутимый вклад в защиту родины. И сам будущий драматург, и его братья принимали участие в греко-персидских войнах. Старший брат Аминий в морском сражении при Саламине командовал судном, первым вступившим в бой. Он, взяв вражеское судно на абордаж, прыгнул на его борт, но был сброшен в море. Другой брат, Кинегир, пал в сражении при Марафоне. Сам «отец трагедии» сражался в качестве тяжеловооруженного воина гоплита при Марафоне и Платеях. Был он и участником Саламинского морского боя, что позволило ему позднее столь красочно и наглядно рассказать о нем устами Гонца в трагедии «Персы».

   Вероятно, Эсхил испытал себя как трагик в двадцатипятилетнем возрасте, около 500 г. до н. э. Крупный успех к нему пришел около 485 г. до н. э., когда он взял первый приз на состязаниях драматургов. Потом он первенствовал на соревнованиях еще 12 раз, неоднократно был также вторым и третьим. Удача счастливо сопутствовала ему, пока в 468 г. до н. э. первенство у нею не отнял младший современник – Софокл. Некоторые античные источники сообщают, что Эсхил достойно отнесся к победе поэта нового поколения. Он был уверен, что история обеспечит бессмертие его творениям. И действительно, после смерти Эсхила его трагедии продолжали ставиться в Афинах.

   В конце жизни Эсхил уехал в Сицилию; по одной из версий, он спасался от наказания за разглашение тайн религиозных обрядов. За два года до смерти, в 458 г. до н. э, его трилогия «Орестейя» с успехом была поставлена в Афинах. В 456 г. до н. э. он умер.

   Очередная легенда сообщает, что он погиб от падения на его голову черепахи, выпавшей из клюва орла. На могиле Эсхила в сицилийском городе Гела начертана надпись, сочиненная самим драматургом, в которой, в частности, говорится:

 

Памятник сей покрывает Эсхила Афинского тело,

Гела его приняла, дочь плодоносной земли.

Помнит отвагу его марафонская роща и племя

Длинноволосых мидян, в битве узнавших ее.

 

   Удивляет, что в эпитафии нет даже упоминания о драматургической деятельности Эсхила, зато говорится о его доблести в битвах с персами. Это дает основание полагать, что драматург разделял мнение тех, кто считал, что защита родины на поле брани большая заслуга, чем сочинение пьес.



   НАСЛЕДИЕ ЭСХИЛА. Драматург был плодовитым автором, он написал около 90 произведений, трагедий и сатировских драм; 72 известны по названиям. Возможно, что он сочинял также элегии и эпиграммы. Но дошла до нас малая часть написанного – семь трагедий: «Просительницы», «Персы», «Семеро против Фив», «Прометей прикованный», а также трилогия «Орестейя» (состоящая из трех трагедий: «Агамемнон», «Хоэфоры», «Эвмениды»). Во всех этих произведениях, исключая «Персов», лежат сюжеты Троянского и Фиванского циклов мифов, которые использовались и в гомеровской «Илиаде». Сам Эсхил скромно называл свои произведения «крохами от роскошного пиршества Гомера».

Просмотров: 2477