Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

3. Мастера элегии

 

   Два века греческой лирики – это щедрая россыпь поэтических имен, ярких судеб. И всякий раз – как скромен урожай строк, нам доставшихся!



   ТИРТЕЙ. Одной из популярных поэтических форм была элегия, а ее мастером по праву считается Тиртей (2-я пол. VII в. до н. э.). Это один из немногих известных нам поэтов спартанцев, впрочем, спартанцем его можно назвать с большой натяжкой. Биография его мало известна, окружена легендами. Сохранилось предание о том, что он был афинским гражданином, работал учителем и страдал хромотой. Во время второй Мессенской войны (VII в. до н. э.) спартанцы обратились к оракулу в Дельфах с просьбой дать совет, что надо сделать, чтобы победить. Оракул рекомендовал попросить афинян, чтобы те дали им вождя. Согласно этой версии, афиняне направили им Тиртея, хромого школьного учителя, причем явно в насмешку, памятуя, как жестоко относятся спартанцы к физическим недостаткам. Тиртей, однако, не командовал войском, но сочинил ряд боевых песен, которые подняли дух спартанцев и помогли им взять верх над врагами. В одной из его «воинственных элегий» мы читаем:

   Славное дело – в передних рядах со врагами сражаясь.

   Храброму мужу в бою смерть за отчизну принять!

   Доля ж постыднее всех – в пишете побираться по свету.

   Город покинув родной, тучные бросив поля.



   Если достойна участь отдавшего жизнь за родину, то позором покрыты и род, и имя того, кто «дрогнул» в бою. Тиртей, постоянно взывавший к отваге и стойкости, явился создателем маршевых песен, т. н. эмбатерий. Исполняя их, спартанцы рвались в бой. Боевые песни Тиртея были исключительно популярны в Спарте, они бытовали почти на протяжении всей истории страны. Устраивались специальные состязания на их наиболее удачное исполнение, причем победитель награждался истинно спартанским призом – куском сырого мяса.

   Имя Тиртея стало нарицательным для поэта, стихи которого исполнены боевого, «зажигательного» пафоса. Римский поэт Гораций называет Тиртея рядом с Гомером как поэта, воспитывавшего в согражданах мужество. «Хрестоматийной» для поколений эллинов стала крылатая строка Тиртея:

 

Сладко и почетно умереть за родину.

 

   СОЛОН. Мастером элегии был афинянин Солон (VI в. до н. э.), выдающийся государственный деятель, именем которого назван знаменитый свод законов. Но Солон был автором «Нравоучительных элегий», в которых в доходчивой поэтической форме излагал свои политико-философские взгляды. В элегии «Наставления афинянам» он убежден: государство пребудет сильным, пока Аттику хранит Афина Паллада. Бедствия афинян проистекают не от богов, причина – в них самих, в несправедливости и своекорыстии вождей. Выход – в соблюдении законности, которая умерит жадность и направит судей на праведный путь. Элегии Солона подготовили афинян к принятию нового законодательства, ориентированного на расширение личных свобод.

   Уникальна судьба его прославленной элегии «Саламин». Поводом к ее написанию явилось то, что афиняне были утомлены длительной и бесплодной войной с Мегарой из-за захваченного ею острова Саламин. Попытки отвоевать его кончались неудачами и человеческими жертвами. В итоге был даже принят закон, согласно которому под страхом смертной казни запрещалось вести агитацию в пользу похода на Саламин. Рассказывают, что Солон, облачившись в одежду бедняка, притворившись безумным, явился на центральную площадь Афин и начал декламировать свою элегию. В ней он без обиняков укорял сограждан, навлекших на себя позор, ибо они смирились с утратой исконной земли. Завершалась элегия призывом:

 

На Саламин мы пойдем, сразимся за остров желанны»!

Прежний же стыд и позор с плеч своих снимем долой!

 

   Элегия произвела сильнейшее впечатление на сограждан, вызвала взрыв патриотического чувства. Был организован новый поход, приведший к освобождению острова.



   ФЕОГНИД. Видным поэтом-лириком был Феогнид (VI в. до н. э.), живший в городе Мегара на одноименном острове. Принадлежавший к аристократам, «хорошим людям», он в результате политической борьбы был изгнан демосом из родного города. В его стихах звучала открытая неприязнь к «черни», к «подлому люду»; так называл он простой народ. Отношение к нему он высказывал в стихах:

 

Крепкой пятой придави эту чернь неразумную насмерть.

Бей ее острым бодцом, шею пригни под ярмо.

 

   Феогнид, вообще, опасался, как бы бедность не уравняла аристократа и бедняка:

 

Знатного бедность гнетет сильнее всех зол вместе взятых.

Даже и старость и хворь столько беды не дают.

 

   В элегиях Феогнила решительно отразились важные стороны современной ему общественно-политической жизни Он осуждает жажду иных своих сограждан любым, даже противозаконным способом достичь желанного богатства:

 

Лучше прожить с невеликим достатком, блюдя благочестье.

Чем достояньем большим несправедливо владеть.

 

   С горечью наблюдает он. как прорвавшиеся к власти «народные вожди» демонстрируют скудоумие, некомпетентность, а скверно руководимый ими государственный корабль наскакивает на рифы или садится на мель.

   В одной из элегий Феогнида – символический образ корабля. застигнутого бурей в открытом море. Корабль – метафора государства, раздираемого междоусобной сварой. Кстати, этот образ, счастливо найденный Феогнидом, в дальнейшем многократно обыгрывался в мировой поэзии, например, в стихотворениях Лонгфелло «Постройка корабля» и Уолта Уитмена «О, капитан, мой капитан». У французского поэта Артюра Рембо в знаменитом стихотворении «Пьяный корабль» судно без руля и ветрил, мечущееся в океане, – символ человечества, пребывающего в смятении, утратившего верную дорогу.

   Элегии Феогнида были любимы и современниками, и потомками. В одной из них Феогнид высказал мысль о том, что поэт бессмертен, если остается живым в памяти поколений. Эту идею реализовал Гораций в знаменитом стихотворении: «Я воздвиг памятник». Она получила развитие у многих поэтов, но особенно ярко в бессмертном пушкинском «Памятнике».

Просмотров: 2300