Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

4. Фольклор

 

   Мифология как одна из форм общественного сознания была тесно связана с ритуалом и фольклором. Их четкое разграничение в архаическую эпоху представляет очевидные трудности. Во всяком случае, литературу «питали» не только мифы, но и жанры устного народного творчества, прежде всего песни. В них, в свою очередь, находили отзвук культовые обряды, игры, особенности трудовой деятельности.



   ОБРЯДЫ. Обряды уходят корнями в глубокую древность и сохраняют свою устойчивость. Нередко они представляют собой драматизированные игры, в которых затрагиваются вечные проблемы человеческого бытия: рождение, вхождение юноши в жизнь, свадьба, похороны. Иногда в обрядах действовал хор, который позднее станет структурным элементом греческой драмы. Среди обрядов был праздник в честь бога Солнца Гедиоса, во время которого хор детей разносил ветки маслины, а также амфоры с вином, маслом и медом. Сама ветка называлась эйресионой, это название перешло и на обрядовую песнь. Вот как звучала одна из таких эйресион:

 

Настежь раскройтесь двери. Само ведь богатство приходит;

Вместе с желанным богатством и зрелое благоразумье;

Мир дому сему: кувшины в нем вечно да полные будут.

 

   ПЕСНИ. Среди жанров греческого фольклора наиболее сохранились песни. Бытовали рабочие песни, исполняемые коллективом в процессе трудовой деятельности. Даже сказочная Кирка в «Одиссее» Гомера поет, работая за ткацким станком. Известны песни мукомолов, гончаров, виноградарей; последние поют в процессе выжимания тисками виноградного сока. Философ Дион Хризостом, прозванный за свое мастерство Златоустом, свидетельствует, что в Греции «песней подбадривают себя в работе».

   Свадебные песни получили название Гименеи. В «Илиаде» Гомера развернуто знаменитое описание щита Ахиллеса, на котором изображены различные бытовые сценки и реалии. Там, в частности, описывается свадебная церемония, сопровождаемая песней:

 

Там невест из чертогов при блеске светильников ярких

С кликами брачных песен ведут по городам стогнам,

Юноши хорами в плясках кружатся…

 

   Гименеи исполнялись также во время религиозных праздников при обряде «священной свадьбы». Близок к гименею был эпиталамий, который пел хор юношей и девушек. Его исполняли для жениха и невесты перед тем, как те уходили в брачный покой.

   Существовали похоронные песни, т. н. френы. В дальнейшем они сделались разновидностью хоровой лирики, великим мастером которой был Пиндар. В XIX песне «Илиады» воспроизведен подобный френ, плач пленницы Брисеиды над телом Патрокла, павшего от руки Гектора. При этом Брисеида в отчаянии раздирает ногтями лицо, шею, грудь. В духе френа изливает свое безмерное горе Андромаха, на глазах которой был убит ее муж Гектор (XXII песня «Илиады»).

   Среди фольклорных песен выделялась застольная песня, т. н. сколий. Во время ее исполнения на пирах в Афинах сложился обычай передавать друг другу миртовую вегвь. Тот, кто ее получал, должен был исполнять сатирическую песню. Нередко в сколиях воспевались героические деяния предков, почитание которых – замечательная традиция эллинов. Исполнялись также песни как детьми, так и взрослыми во время игр. Например, девушки играли в цветы и исполняли песню «ангема» (от греческого слова «антос», т. е. цветок).

 

Где розы мои?

Фиалки мои?

Где красавица петрушка?

– Вот розы твои.

Фиалки твои,

Вот красавица петрушка.

 

   Непременный элемент греческого фольклора – пословицы, загадки, заклинания. Важнейший его жанр, как, впрочем, и у других народов, – сказка. В гомеровской «Одиссее» сказочные мотивы – важнейший компонент сюжета. Таков, например, известный каждому школьнику эпизод с циклопом Полифемом. В нем два момента, имеющих параллели в фольклоре народов Европы: ослепление одноглазого чудовища с помощью раскаленной головни и уход от его мести благодаря хитрости. В «Илиаде» сказочный, восходящий к фольклору характер имеет эпизод, когда герой Диомед побеждает самих богов. Из сказки взят и мотив переодевания как форма сокрытия своего лица: в рубище нищего приходит Одиссей к свинопасу Евмею («Одиссея»); под видом странника является во дворец Клитемнестры Орест, чтобы свершить месть («Хоэфоры» Эсхила).



   БАСНЯ. Любима в народном творчестве и басня, произведение, содержащее в иносказательной форме поучение. В баснях, где обычно действуют животные, высказаны народная мудрость, здравый смысл, чаяния, мечты о справедливости. Басни возникли в догомеровскую эпоху и нашли свое отражение в творчестве более поздних писателей. Влияние т. н. животного эпоса заметно в словах Ахиллеса, вступающего в поединок с Гектором (XXII Песнь «Илиады»):

 

Нет и не будет меж львов и людей никакого союза,

Волки и агнцы не могут сдружиться согласием сердца.

 

   Гесиод в поэму «Труды и дни» «интегрирует» басню о соловье и ястребе. Поэт лирик Архилох излагает басню о дружбе лисицы с орлом. Отголоски басенных мотивов заметны у комедиографа Аристофана. Известно имя первого греческого баснописца, жившего, по-видимому, уже после Гомера.



   ЭЗОП. Эзоп (Эсоп), раб из Фригии, горбун. Биография Эзопа носит легендарный характер. Там, в частности, имеется эпизод, согласно которому Эзоп был сброшен жрецами со скалы, якобы за неуважение к святыням. В Греции ходили сборники басен, коротких, в прозаической форме, авторство которых приписывалось Эзопу. Вот одна из басен: «Волк увидел однажды, как пастухи в шалаше едят овцу. Он подошел близко и сказал: «Какой шум поднялся бы у вас, если бы я это стал делать». В конце басни обычно формулируется вывод. Басня «Орешник»: «Рос орешник возле дороги, и прохожие с него каменьями сбивали орехи. Со стоном орешник молвил: «Несчастный я! Что ни год, я сам себе рощу и боль, и поношение». Басня о тех, кто страдает за свое добро. А вот басня «Волк и ягненок». Волк гнался за ягненком. Тот забежал в храм. Волк стал его звать обратно. Ведь если его поймает жрец, то принесет в жертву богу. Ответил ягненок: «Лучше мне стать жертвой богу, чем погибнуть от тебя». Басня показывает, что если нужно умереть, то лучше умереть с честью.

   Эзопу принадлежат такие известные басни как «Волк и Ягненок», «Крестьянин и змея», «Дуб и трость», «Лягушка и вол», «Стрекоза и муравей» и др. Акад. М.Л. Гаспаров подсчитал, что в баснях Эзопа действуют более 80 видов животных, около 30 представителей различных профессий (охотник, кожевенник, мясник, рыбак и др.), около 30 богов и мифологических персонажей.

   Сюжеты эзоповских басен оказались столь жизненны, исполнены столь глубокого смысла, что они в дальнейшем были использованы в переработанном виде крупнейшими баснописцами мира: это римлянин Федр, француз Лафонтен, Лессинг в Германии, а в России Хемницер, Измайлов и Крылов.

Просмотров: 4100