Борис Александрович Гиленсон

История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

1. Миф и его природа

 

   ПОНЯТИЕ О МИФЕ. Но, наверно, в не меньшей степени не перестают удивлять нас плоды эллинской художественной фантазии. Это – богатейшая, уникальная для истории мировых цивилизаций сокровищница дошедших до нас мифов.

   Миф по-гречески означает «повествование, предание». Понятие «миф» могло обнимать всю поэтическую деятельность, все художественные творения, рожденные на ранней архаической стадии народной фантазии. «Античная мифология, – пишет А.Ф. Лосев, – является отражением человеческой жизни, ее потребностей и стремлений, ее отношения к настоящему, прошедшему и будущему, ее идеалов и вообще всех ее материальных и духовных сил». Мифы вобрали широчайший круг проблем, касающихся бытия: происхождение мира и человека, благ цивилизации, культурных ценностей, рождения и смерти. В мифах раскрывалась и сама человеческая природа.



   МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ. Мифологии посвящены библиотеки научных трудов. Маститые ученые бьются над многими загадками происхождения мифов и их бытования. Сегодня очевидно: мифология отражает определенный длительный, уходящий в далекое прошлое исторический лап, первобытно-общинную формацию. Мифотворчество было одним из важнейших этапов человеческой цивилизации.

   Древний эллин не выделял себя из окружающей природы. Сначала он фетишизировал физические предметы и силы, не проникая за их пределы. Затем наступила стадия анимизма: он их одушевлял, наделял чертами и способностями, присущими человеку.

   Само состояние мира, рельеф местности, очертания гор и прибрежной полосы, небесные светила, породы животных и виды растений – все это воспринималось как результат неких событий, случившихся в отдаленном прошлом. Событий, воспроизведенных в мифе. Между мифом и современной жизнью существовал огромный временной промежуток.

   Миф был для архаичного человека совершенно реальным. В нем аккумулировался практический опыт многих поколений, мудрость предков, воплощавших непререкаемый авторитет. Древние эллины не проводили разграничения между естественным и сверхестественным. У них были слабо выделены абстрактные понятия. Мир воспринимался в чувственно-конкретном эмоциональном воплощении. Окружающие предметы виделись не только сами по себе, но как своеобразные метафоры и символы.



   МИФОЛОГИЯ И ЛИТЕРАТУРА. Мифология – это особая символическая система, с помощью которой познавался и осваивался мир. Она послужила исходным фундаментом для последующего развития науки и культуры. Стала арсеналом поэтической образности, подлинным кладезем сюжетов, своеобразным языком поэзии. Образы и сюжеты мифологии, как нам придется многократно убеждаться в процессе изучения мировой литературы, животворили творчество гениев поэзии от Данте и Ронсара до Гете. Шиллера, Байрона, Пушкина, Лермонтова и многих других.

   Мифы создавались в дописьменную эпоху, а потому эти сказания, легенды в течение длительного времени бытовали в устном исполнении, нередко трансформируясь и меняясь. Они никогда не были записаны как единая книга, а воспроизводились, пересказывались уже позднее разными поэтами, драматургами, историками; это греки Гомер, Гесиод, Эсхил, Софокл, Еврипид, римляне Вергилий и Овидий, представивший поистине сокровищницу мифов в своей книге «Метаморфозы».

   Мифы бытовали в самых разных частях европейской континентальной Греции, в Аттике, Беотии, Фессалии, Македонии и других областях, на островах Эгейского моря, на Крите, на побережье Малой Азии. В этих регионах складывались отдельные циклы мифов, которые позднее стали сливаться в единую общегреческую систему.



   МИФ КАК СПОСОБ ПОЗНАНИЯ МИРА. В мифах ярко выразилась неиссякаемая потребность человека в творчестве, его жажда познания окружающего мира и самого себя. Рождение и смерть, смена времен года, приливы и отливы моря, грозы и дожди, цветение и увядание растений, появление плодов, наступление ночи и рождение нового дня, перепады погоды – все эти явления наивно приписывались действию неких высших, сверхъестественных сил. Они представали в виде конкретных, зримых и чувственных образов, персонифицировались, т. е. имели облик живых существ, которые воспринимались как вполне реальные.

   Если человек не всегда мог объяснить природное явление, а тем более на него повлиять, скажем, на поразившую крестьянское поле засуху или затопивший его ливень, неожиданную эпидемию или землетрясение, – он стремился преодолеть враждебные ему силы в своем воображении, фантазии. «Первобытное человечество в лице грека, – справедливо заметил Белинский, – во всей полноте кипящих сил, во всем разгаре свежего живого, юного чувства… объясняло явление физического мира влиянием высших таинственных сил». В мифах, как правило, действуют боги, титаны, герои, наделенные сверхчеловеческой мощью, разумом, проницательностью.

   Кажется, сама греческая природа предопределила особую красочность мифологии; долины и горные хребты, причудливые бухты, искрящееся голубое море со множеством мелких островов, слепящее южное солнце, вечнозеленая растительность, теплый климат. Земля была населена сказочными существами: в горах таились горные нимфы – ореады, в лесах – дриады, в реках – наяды. Каждая пещера, гора, остров, море имели свое божество. Греки верили, что живые силы управляют ростом растений, деревьев, злаков, что они таятся в каждом камне, воде и металле. Природа и общество не противостояли друг другу, а были как бы слиты, окружающие предметы обретали человеческие чувства и желания.



   УНИКАЛЬНОСТЬ ГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ. Греческая мифология была по-своему уникальна, что выделяло ее на фоне сказочно-мифологических систем других народов. В отличие от многих сказок, в которых значительную роль играют чудесные предметы, колдовство, добрые или злые волшебники, в древнегреческих мифах герои, пусть легендарные, сталкивались в основном с себе подобными существами. Действие происходило в определенных местностях, что позволяло воссоздавать реальные пейзажи. Сама религиозность греков не была жесткой и догматичной: это предполагало вольную трактовку сюжетов, свободную интерпретацию взаимоотношений героев и богов. В разных частях Греции, в разных местностях существовали свои культы и свои наиболее почитаемые божества.



   АНТРОПОМОРФИЗМ БОГОВ. В отличие от восточных религий, боги в греческой мифологии – антропоморфны. Они обладали не только человеческой внешностью, но и психологической характеристикой. А поскольку и боги, и герои были вылеплены по человеческому подобию, ситуации, коллизии, сюжеты мифов насыщались глубоко жизненным содержанием.

   Обожествлялись как предметы, так и понятия, чувства. В «Илиаде» и «Одиссее» поступки героев и их психическое состояние объясняются вмешательством богов. А.Ф. Лосев заметил по этому поводу: «Если все личное у Гомера всерьез подчинено надличному, то, конечно, и мотивировка всех личных поступков должна идти «извне»». Под «надличным», под гем, что «извне», имеются в виду действия божественных сил.

   Бог для первобытного человека воплощал грозную силу. Он мог покарать, поразить. Он вызывал к себе особое чувство, сочетанние страха и уважения. Эллин постоянно ощущал незримое присутствие бога. Это была непременная черта архаичного мироощущения.



   МИФОЛОГИЯ КАК ЧАСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Народная фантазия древних греков, творившая мифы, питалась реальной жизнью. В мифах нередко заключались наблюдения над окружающим миром, над человеком и его поведением. Это и сделало греческую мифологию частью человеческой культуры. И проявляется это в нашей повседневной речи, в выражениях, ставших крылатыми. Мы употребляем словосочетания: «сизифов труд», имея в виду тяжелую, лишенную смысла работу, которую осуществлял в загробном мире Сизиф, втаскивая на гору огромные камни, которые затем с грохотом устремлялись вниз. Мы охотно говорим о титанических усилиях, гигантских размерах. Гиганты и титаны – огромные великаны, дети земли, которые сражались с богами. Мы пользуемся выражением «гомерический смех», означающим высшую степень веселья.

   Мифы связаны с разнообразными культами, верованиями. И вместе с тем, в них отражаются народная мудрость и здравый смысл. Так, у древних греков существовал обычай жертвоприношения богам, при этом пропадало немало столь нужного людям мяса. Тогда титан Прометей изыскал способ помочь людям. Заколов жертвенного быка, он разделил его таким образом, что образовались две неравные груды. В одной находились кости, требуха, в другой – куски свежего мяса. Обе груды Прометей предварительно накрыл шкурами и предложил их Зевсу на выбор. Верховный олимпиец польстился на ту, что была побольше. Этот «прецедент», описанный в мифе, закрепил столь удобное правило: после ритуала жертвоприношения греки стали оставлять богам несъедобные части, а себе то, что могло пойти в пишу. Вообще миф в сказочно-фантастической форме отразил некоторые этапы в жизни древнейшего общества, семьи: черты патриархата и матриархата, процесс овладения огнем, жертвоприношение и т. д. Воспоминания о первобытном людоедстве находим и в мифе о циклопе Полифеме, сыне Посейдона, который убил нескольких спутников Одиссея и пожрал их.

   Первоначально сведения о древнейших греческих государствах, о Крите и Микенах люди черпали в мифах и сказаниях. Когда были произведены археологические раскопки, то выяснилось, что многие полученные из мифов сведения достоверны. Вполне возможно, что такие персонажи гомеровского эпоса, как Приам, Гектор, Этеокл. действующие также в мифах, были реальными историческими липами.

Просмотров: 4964