Дэвид М. Вильсон

Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Археология англосаксонских поселений

 

С 1913 г. до своей смерти в 1955 г. E.T. Лидс в ряде книг и статей пытался, на основе детального изучения археологического материала, определить области расселения англов, саксов и ютов. Его внимание было главным образом сконцентрировано на типологическом изучении простой англосаксонской фибулы. Один из его основных выводов, однако, касается географии: местоположение англосаксонских кладбищ, отметил он, никак не соотносится с системой римских дорог; пришельцы продвигались в глубь страны и селились по долинам рек. Он также указал, что англосаксы сторонились римских городов и фортов, этих величественных и пустынных каменных построек, которые они впоследствии назвали: «каменная диковина – великанов работа»[17]. Мы уже упоминали, что англосаксы редко использовали римские кладбища. Подобное равнодушие большей части саксов к реалиям римской Британии – ее повседневной жизни, системе коммуникаций и виллам, ее организованной армии и централизованному правлению – является интересной и необъяснимой особенностью англосаксонского завоевания. Версия Лидса относительно horror romani[18], возможно, нуждается в уточнении в наши дни. Недавние раскопки профессора Фрера доказали существование очень древнего англосаксонского поселения на месте римского города в Кентербери. Также было найдено два древних кладбища в Йорке. Кроме того, в северном и восточном Кенте, во всяком случае, расположение англосаксонских кладбищ соотносится с географией римских дорог.

Попытка Лидса выделить отличительные особенности англских, сакских и ютских захоронений и погребального инвентаря окончились неудачей. Мы уже говорили о том, что культура пришельцев, прибывших во время вторжений, уже была смешанной, и это отражено в археологическом материале. Однако сакский элемент среди поселенцев выделить можно. Анализ распространения круглых фибул, например, как показал мистер Лидс, а позднее – миссис Моррис, выявляет концентрацию их на юго-востоке Англии и в долине Темзы – областях, традиционно считавшихся сакскими. Такие фибулы впервые были обнаружены в низовьях Рейна, на материковой родине саксов. Соответственно, тот факт, что маленькие крестообразные фибулы, найденные в Кенте, имеют сходство с датскими находками, подтверждает указание Беды, что народ Кента происходит от ютов. По мнению доктора Майрса, детальное изучение керамики позволяет предположить, что в Восточной Англии больше поселилось эмигрантов непосредственно из Шлезвига, чем в Нортумбрии, которая, как указал Хантер Блэр, попала под англосаксонское владычество в результате мятежа англосаксонских наемников, нанятых бриттами, и в меньшей степени за счет прямой колонизации. Но в целом археологический материал периода образования поселений смешан настолько, что все попытки рассортировать его по «племенному» признаку остаются и, на мой взгляд, останутся тщетными.

В нашем распоряжении имеется множество археологических свидетельств того, что в Британии еще в период римского господства служили англосаксонские наемники. Наемники занимали те области, жители которых не могли оказать им сопротивление, и затем приглашали своих родичей с другого берега Северного моря присоединиться к ним. Наемники имели обычно смешанное происхождение, как и их родственники, что очень затрудняет изучение этого периода. Примером такой путаницы является, скажем, кладбище, где наряду со старой романо-бриттской посудой найдена англская и сакская; или тот факт, что сакские фибулы находят на территориях англов, саксов и ютов.

Вообще говоря, как только изначальная путаница периода завоевания заканчивается и поселенцы оседают на новой родине, в археологическом материале начинают ясно проявляться особенности: область Эссекса – Уэссекса – Суссекса отличается от Йоркшира – Мерсии – Суффолка и обе они – от богатого Кента. Но вопрос о том, насколько эти отношения связаны с племенными особенностями англов, саксов или ютов, а насколько – с характеристиками вновь формирующейся местной культуры, требует обсуждения.

Одну из главных особенностей археологии англосаксонского Кента составляют украшения с гранатом, и хотя такие украшения находят и в других областях, очевидно, что они главным образом сконцентрированы в пределах этого графства. Однако обнаружение большого количества гранатовых драгоценностей в Саттон-Ху в Суффолке вынуждает археологов пересмотреть свои прежние взгляды. Украшения из Саттон-Ху некоторыми техническими деталями напоминают кентские, но имеют отличительные особенности. Различия позволяют нам выделить кентскую культуру, характеристики которой определялись не племенными особенностями, а экономическими факторами. Географическое положение Кента и его плодородные почвы всегда способствовали процветанию этого региона. Большинство ученых в настоящее время согласны, что гранатовые украшения были наиболее широко распространены во второй половине VI столетия и в первой половине VII, и обстоятельство это отражает богатство и могущество Кента в данный период, воплотившихся, в частности, в фигуре короля Этельберта Кентского, который имел тесные связи с континентом. Но называть эти драгоценности «ютскими», как это часто делается, значит исказить саму суть «кентской проблемы». Доктор Ходжкин разъяснил этот вопрос, написав: «Народность ютов… была создана после завоевания. И произошло это, очевидно, в Кенте». Реально, многие историки, используя слово «ютский», подразумевают «кентский». Когда Беда пишет о Jutarum natio, имея в виду живущих в Кенте и острове Уайт, это в действительности означает, что первые поселенцы в тех областях приплыли из Ютландии и получали подкрепления из той земли, также как из других северноевропейских областей. Таким образом, как только поселенцы осели в землях Кента, и они в силу новых условий и нового географического положения по отношению к франкам начали развивать собственную материальную культуру, также как они сформировали свою законодательную систему и народность.

Если говорить о материальной культуре англов и саксов, картина оказывается не столь ясной. Археологические данные касательно племен, заселявших эти области, получены по большей части благодаря изучению простеньких украшений, англосаксонского варианта нашей нынешней бижутерии. Типологически этот материал делится на две группы, которые можно классифицировать как англские и сакские. Как мы уже говорили, сакские круглые фибулы были распространены в верховьях долины Темзы, Суссексе и Беркшире, а также кое-где на юге Мидленда. Этот тип фибулы часто встречается на континентальной родине саксов, и поэтому их «сакская принадлежность» в Англии не вызывает сомнения. Аналогично, если судить по географии распространения, то небольшое количество «запонок» – застежек, предназначенных для того, чтобы закалывать рукава на запястьях, – можно отнести к «англским» изделиям. Однако я предпочел бы воздержаться от «племенной» идентификации этих артефактов на основании того, что они часто встречаются в области расселения того или иного народа.

Один из типов крестообразных фибул (Оберг III и IV) чаще всего встречается в окрестностях Кембриджа, а также в некоторых местах в Йоркшире и Мерсии. До сих пор, насколько мне известно, ни одной фибулы этого вида не было найдено в сакских областях, однако подобный тип фибулы можно едва считать обычным для всего англского региона. Скорее, он возник в некоей конкретной местности и затем стал продаваться во всех прочих областях. Другой так называемый «англский» тип украшений распространен на такой обширной территории, что, хотя их, возможно, производили только в одном месте, нельзя определить иначе, чем «англские».

Тот факт, что предметы материальной культуры могли распространяться за счет торговли, всегда следует держать в уме. Мы еще вернемся к этому в последующих главах, но сейчас стоит привести несколько примеров того, какой долгий путь совершали отдельные изделия в ранний период англосаксонской истории.

Англосаксонские украшения были найдены в Германии, глиняные кувшины для вина из Нидерландов – в Кенте, кольца из слоновой кости из Африки довольно часто встречаются в англосаксонских погребениях, так же как и раковины каури из тропических вод Индийского океана. Зная, что эти вещи доставлялись на местные рынки из стран, лежащих от Англии на расстоянии тысячи миль, едва ли стоит делать далеко идущие выводы на основании того, где именно в Англии чаще попадается та или иная разновидность простых украшений.

(обратно)
Просмотров: 2222