Алексей Горбылев

Ниндзя: боевое искусство

«Путешествие» Токугавы Иэясу по провинции Ига. Возникновение отряда Ига-гуми

 

   После того как армия Нобунаги превратила в пепел провинцию Ига и многие ниндзя устремились за ее пределы, у даймё из разных концов Японии появилась прекрасная возможность пополнить свои армии настоящими профессионалами «плаща и кинжала». Одним из первых эту возможность оценил дзёнин Хаттори Хандзо Масасигэ, начальник разведки Токугавы Иэясу, который немедленно обратился к своему господину с предложением нанять беглых ниндзя. Иэясу поначалу не придал значения словам своего вассала, но вскоре обстоятельства сложились так, что ниндзя Ига оказались для него единственным спасением.

   Токугава Иэясу по приглашению Нобунаги находился с инспекцией в г. Сакаи, когда до него дошла весть об убийстве Оды в монастыре Хонно-дзи. В поездке его сопровождало лишь несколько приближенных – Хонда Тадакацу, Сакаи Тадацугу, Ии Иэмаса, Хаттори Хандзо, Анаяма Байсэцу и некоторые другие. Охраны не было, а тем временем все дороги заполнили войска изменника Акэти Мицухидэ. К тому же путь в Окадзаки, родовой замок Токугавы, перекрыли взбунтовавшиеся крестьяне. Казалось, выбраться живым из вражеского окружения не удастся. По легенде, Токугава в отчаянии едва не совершил самоубийство, но Хаттори Хандзо сумел убедить его, что выход все же есть. Он предложил отступать через провинцию Ига и прибегнуть к помощи тамошних ниндзя. Поскольку это был единственный реальный план спасения, Токугаве ничего не оставалось, как согласиться с ним.



   Токугава Иэясу



   Хандзо немедленно помчался в местечко Тарао, что на границе Ига и Кога, и обратился за помощью к Тарао Сиробэю Мицухиро, главе одной из 53 семей Кога. Вскоре воины Тарао в качестве телохранителей окружили небольшую кавалькаду Токугавы, а Хандзо поднялся на перевал Отоги-тогэ, разделяющий Ига и Кога, запалил огни и стал подавать кодовые сигналы о немедленном сборе ниндзя. Когда Иэясу добрался до перевала, там его уже поджидал отряд в 300 синоби из Ига и Кога (200 ниндзя из Ига и 100 – из Кога). На перевале Иэясу уселся в паланкин, а ниндзя во главе с Хандзо стеной сомкнулись вокруг него и двинулись в путь по горным тропам. Причем часть «невидимок» постоянно обшаривала окрестные рощи и кусты, опасаясь засады.

   Это был нелегкий путь. Ниндзя пришлось сражаться с бандитами и диверсантами Акэти. Мы не знаем никаких подробностей этих столкновений. Известно только, что во время этого «путешествия» погиб один из близких друзей Токугавы – Анаяма Байсэцу, вырвавшийся несколько вперед группы. Но все же, не останавливаясь ни днем ни ночью, Токугава и его телохранители сумели миновать опасный район Кабуто и, переправившись через реки Кидзу и Удзи, добрались до местечка Сироко в провинции Исэ, откуда Иэясу морем отплыл в свою вотчинную провинцию Микава и благополучно вернулся в Окадзаки. Об этом эпизоде имеется специальное упоминание в «Токугава дзикки» («Подлинная хроника дома Токугава»)[44], где он назван «Опасностью переезда через Ига».

   Помимо Хаттори Хандзо и семьи Тарао, безопасность Иэясу во время этого «путешествия» обеспечивали также буси из Кога Минобэ, Вада, Миядзима и другие (все эти кланы входили в знаменитые 53 семьи Кога), а также дзёнин Цугэ Киёхиро из Ига и мастер ниндзюцу Цугэ-рю.

   Этот случай позволил Иэясу самолично убедиться в способностях ниндзя и эффективности их организации. Кроме того, князь высоко оценил их преданность. Таких воинов стоило пригласить на службу. Поэтому Иэясу щедро наградил предводителя ниндзя Хаттори Хандзо за его службу, пожаловав ему 3000 коку риса, и поручил набрать из участников операции отряд стражников (досин), выделив на его содержание 1000 кан[45] риса. Так на службе у семьи Токугава появился отряд Ига-гуми.

   В состав Ига-гуми вошли многие знаменитые ниндзя того времени: Гэнскэ, Дэндзиро, Дэнъэмон, Магобэй, Утикура, Синкуро, Ситикуро, Канроку и другие из клана Хаттори; Саннодзё, Итиноскэ, Кампатиро из семьи Цугэ; Собэй и Скэдаю из рода Ямаока; Томита Яхэй; Фукумори Саданари; Яманака Тобэй; Кикути Тоёфуси; Сибата Сухо; Ёнэти Ханскэ; Ямагути Канскэ и другие. Все эти ниндзя получили земельные владения, что свидетельствует о высочайшей оценке их мастерства Токугавой: впоследствии воины из Ига-гуми получали лишь рисовый паек, а землю – никогда.

   Под командованием Хаттори Хандзо отряд Ига-гуми принимал участие во многих сражениях. В 6-м месяце 1584 г. он захватил замок Нисиэ, чуть позже бился у горы Нио в провинции Идзу, участвовал в осаде крепости Одавара (1590 г.; за эту операцию Хаттори Хандзо получил поместье в провинции Тотоми с годовым доходом в 8000 коку) и карательных экспедициях в провинцию Муцу и против даймё Асааки. После смерти Хандзо в 1596 г. Ига-гуми сражался в крупнейшей битве при Сэкигахаре (1600), принимал участие в двух осадах замка Осака (1615).

   После переезда ставки Токугавы в 6-м месяце 1590 г. в город Эдо (будущий Токио) Ига-гуми также передислоцировался туда. Токугава, в благодарность за верность Хаттори Хандзо, пожаловал ему звание хатамото – прямого вассала – и подарил усадьбу неподалеку от одних из ворот замка Эдо, которые позже стали называться Хандзо-мон – «Ворота Хандзо» – то ли потому, что рядом была усадьба Хандзо, то ли потому, что он со своим отрядом должен был защищать их в случае опасности, а может быть, потому, что этими воротами пользовались тайные агенты (оммицу), подчинявшиеся Хандзо, назначенному начальником тайной службы (оммицу-гасира).

   В то время Хаттори Хандзо, в память о своем покойном отце Хаттори Хандзо Ясунаге, принял прозвание Ивами-но ками – «Покровитель Ивами». Его годовое жалованье было почти княжеским и составляло 8000 коку. В подчинении у него находилось 150 «подчиненных» ёрики (Кога-моно) и 300 «стражников» досин (Ига-моно).

   Став начальником секретной службы, Хандзо поместил своих ниндзя в качестве онива-бан – «садовников» – в замке Иэясу. Такая система обладала целым рядом плюсов. Во-первых, «садовники» постоянно находились поблизости от князя и были способны в любой ситуации защитить его от убийц, подосланных врагом. Во-вторых, просторные дворы замка позволяли ему или его начальнику разведслужбы Хаттори Хандзо незаметно отдавать приказы «садовникам»-ниндзя, которые немедленно отправлялись выполнять приказ, переодевшись соответствующим образом в особой комнатке. После возвращения агентов точно таким же образом можно было выслушивать их доклады, без риска быть подслушанным непрошеным гостем и не привлекая к себе внимания.

   Задания онива-бан получали самые разные: разузнать, кто из даймё тайно ремонтирует замок, закупает оружие, ведет переговоры с соседями, отправить на тот свет опасного противника и т. д. Ниндзя Токугавы действовали по всей стране, подмечая все явное и тайное.

   Самым опасным заданием у онива-бан считалось назначение на разведку в княжество Симадзу в провинции Сацума: из 10 посланных туда шпионов возвращался только один – столь эффективной была тамошняя контрразведка, укомплектованная мастерами ниндзюцу местной традиции Сацума-рю.

   Интересно, что мэакаси Симадзу, выпытав секреты организации службы шпионажа Токугавы у кого-то из ниндзя Ига, многое у них переняли. В частности, в княжестве Симадзу для решения разведывательных задач тоже была создана служба онива-бан. Она просуществовала до конца XIX в. Известно, например, что знаменитый Сайго Такамори, руководитель мятежа в Сацума, направленного против буржуазных преобразований в стране, в молодости служил «садовником» и выполнял различные задания.

   Всей работой онива-бан руководил хитроумный Хаттори Хандзо. Согласно преданиям, он был прекрасным мастером боя копьем, за что его прозвали Яри-но Хандзо – «Копейщик Хандзо». Он считал, что техника боя копьем замечательно гармонирует с общими принципами ниндзюцу. Неожиданные проникновения во вражеские крепости с последующим мгновенным «растворением в пустоте» он сравнивал с уколами копья, молниеносными и разящими наповал.

   Большое внимание в ведении войны этот дзёнин уделял обману. Он утверждал, что, прежде чем обмануть врага, иногда нужно ввести в заблуждение собственных союзников. По легенде, однажды, когда вражеский шпион попытался проникнуть во дворец Токугавы и был уничтожен «садовниками», Хандзо решил воспользоваться этим для того, чтобы усыпить подозрения врага и раскрыть логово заговорщиков, и приказал своим людям молчать об уничтожении вражеского ниндзя.

   Тем временем в замке врагов Токугавы царило беспокойство, так как их лучший агент не вернулся с задания. Чтобы уточнить обстановку, было принято решение послать в резиденцию князя еще одного ниндзя. Этот лазутчик обнаружил, что замок охранялся усиленной охраной, но проникнуть в него было все же возможно (об этом позаботился хитрый Хандзо). Далее он сумел подслушать разговор о замечательной ловушке, которая была расставлена против его предшественника, и о его не менее замечательном побеге. Хотя ему не удалось установить с исчезнувшим ниндзя связи, одной из ночей он увидел, как какой-то весьма похожий на его приятеля лазутчик незаметно подкрался к двум охранникам и молниеносно прикончил их. Окончательно уверившись, что шпион цел и невредим, «контролер» решил вернуться в замок своего господина.

   По возвращении он подробно рассказал о том, что ему удалось подслушать и подсмотреть, и высказал предположение, что его товарищ сеет панику среди врагов и должен вскоре вернуться с ценными сведениями. Еще он предположил, что из-за проделок этого ловкого ниндзя Токугава будет слишком занят, чтобы организовать поход против мятежников. Но прежде чем шпион успел закончить свой доклад, замок был окружен войсками Иэясу. Когда через несколько дней он был взят штурмом, выяснилось, что в крушении заговора повинен Хаттори Хандзо, который сыграл роль убитого вражеского агента, сумел выследить его товарища и таким образом раскрыл убежище заговорщиков.

   Хаттори Хандзо умер в 14-й день 11-го месяца 1596 г. в возрасте 55 лет. Его наследником на должности начальника тайных агентов (оммицу-гасира) стал его старший сын Ивами-но ками Масанари, человек крайне неуравновешенный и совершенно лишенный тех талантов, какими обладал его отец. К чему это привело, речь пойдет далее.

   После памятного «путешествия» через Ига не были забыты и другие госи, обеспечивавшие безопасность Иэясу. Например, Токугава сделал Тарао Мицухиро своим хатамото и предоставил ему поместье в местечке Тарао, на родине ниндзя. Официально Иэясу назначил Мицухиро своим наместником в поместье Кицуноама, но секретным приказом поставил под его начало группу синоби-мэцукэ. Замок семьи Тарао сохранился до наших дней. Он знаменит тем, что это самый маленький замок в Японии. Расположен он на вершине горы, откуда открывается широкий обзор на всю провинцию Ига. Неподалеку проходит важнейший тракт средневековой Японии – дорога Токайдо – и находится г. Хиконэ, одна из резиденций Токугавы.

   В 1608 г. провинция Ига была пожалована даймё Тодо Такаторе. Чтобы сделать более эффективным контроль за старыми родами ниндзя, ставшими главным источником формирования секретной агентуры, Иэясу приказал Такаторе создать специальное управление по их регистрации, а семья Тарао была передана к нему под начало. Но когда Токугава начал подготовку к войне против замка Осака, вокруг которого сплотились его враги, он назначил Тарао Сиробэя тайным мэцукэ и приказал ему следить за Тодо Такаторой и даймё Ии. Такая система взаимного явного и тайного контроля была вполне в духе недоверчивого и хитрого князя.

Просмотров: 2839