Алексей Горбылев

Ниндзя: боевое искусство

Суппа, сэппа, раппа…

 

   В эпоху Сэнгоку на полях сражений между удельными князьями появились особые отряды воинов, называвшихся суппа (в одном написании – «прозрачные волны», в другом – «волны на воде»). В регионе Канто их называли раппа («бушующие волны»), а в регионе Кансай – суппа или сэппа (диалектное прочтение тех же иероглифов, что в слове «суппа»). В некоторых районах их также называли топпа – «бьющие волны».

   О происхождении этих слов «Букэ мёмокусё» сообщает следующее: происхождение «слова «суппа» точно не известно, но слово «суппа-нуки» обозначает «безрассудное обнажение меча», а «волнение и отсутствие покоя в вещах» называют словом «раппа». Что же касается слова «топпа», то по-японски оно обозначает «прорыв, преодоление» чего-либо; видимо, благодаря близости значения этого слова значению слова «суппа» – «просачивающиеся волны» – оно и вошло в употребление.

   Большей частью такие отряды набирались из «разбойников гор и полей» и ронинов – самураев, потерявших господина. Только в провинциях Мино и Оми (современные префектуры Айти и Сига) насчитывалось более 2000 суппа. Отвечая потребностям даймё, суппа объединялись в особые партизанские отряды, переодетые в гражданское платье, проникавшие на вражескую территорию, занимавшиеся сбором секретной информации и способные вести эффективную диверсионную войну. Подвиги их красочно описаны в «воинских повестях»: в «Ходзё годайки», «Канхассю косэн року», «Кэмбун дзацуроку» («Смешанные записи виденного и слышанного», XVII в.), «Синсэн Синтё ки» («Заново составленная повесть об Оде Нобунаге»)[33], «Оу эйкэй гунки» («Воинская повесть края Оу»)[34] и др.



   Отряд асигару, вооруженных аркебузами, в бою. Со старинной гравюры



   Характеристику суппа мы находим в «Ходзё годайки»: «В то время появилось много негодяев, которые имели точные сведения обо всех провинциях, а сердцем склонялись к дурному пути. Называли их раппа – «мятежные волны», и даймё всех провинций налеляли их жалованьем. Если во время ночного нападения, когда армия двигалась в незнакомое место, раппа становились в голове, они никогда не сбивались с пути, словно шли ночью с фонарями в руках, и в сопровождении 50, 100 или 300 асигару тайно проникали во вражескую провинцию. Иногда раппа прославляли свои имена захватом добычи во время ночных нападений. Иногда отправлялись на границу, прятались в зарослях, на равнинах, в травах и деревнях и каждую ночь разведывали положение дел у врага и, что бы с ними ни приключилось, на рассвете, незаметно для противника, возвращались к своим. Их называют также камари – «пригибающиеся», синоби-домо – «невидимые» и куса – «трава».

   Различались два вида суппа: какаэ-суппа и ватари-суппа. Какаэ-суппа представляли собой части регулярной армии, находившиеся на постоянной службе и получавшие установленное жалование. К ватари-суппа относились наемники, приглашенные для выполнения каких-либо особых поручений в силу наличия у них каких-то специальных навыков. Положение какаэ-суппа тоже подчас определялось их особым мастерством. Так, среди них прославился некий Идатэн из Самэгаи провинции Оми, состоявший на службе у Тоётоми Хидэёси и получавший жалованье пятерых воинов за замечательное мастерство в хаягакэ-но дзюцу – искусстве быстрого бега. Как правило, для шпионажа использовались какаэ-суппа. Причем даймё, опасавшиеся предательства, всегда оставляли семью шпиона в качестве заложников. Таких суппа в эпоху Сэнгоку называли также оммицу (иммицу). А областью применения ватари-суппа традиционно была диверсионная война. В этом деле не было равных шайке Фума, служившей дому Ходзё.

Просмотров: 2726