Алексей Горбылев

Ниндзя: боевое искусство

Катори синто-рю – первая школа будзюцу

 

   XIV–XV вв. ознаменовались появлением первых реальных, а не легендарных школ японских будзюцу. Хотя некоторые рю (например, уже упоминавшиеся Кёхати-рю, Ёсицунэ-рю или Кусуноки-рю) и выводят свои истоки из времен незапамятных, реально их существование по источникам прослеживается не ранее XV–XVI вв. Поэтому, памятуя о японской традиции выводить корни всякого явления из Золотого века древности, можно усомниться в справедливости их претензий на исконность. В результате старейшей школой будзюцу японские историки называют Тэнсин сёдэн Катори синто-рю – «Школу Пути богов храма Катори, основывающуюся на прямой передаче небесной истины», благополучно дошедшую до наших дней и располагающую большим корпусом документов и наставлений, подтверждающих ее создание в середине XV в.

   Тэнсин сёдэн Катори синто-рю, сокращенно Катори синто-рю, является комплексной традицией будзюцу. В ее программу входят иайдзюцу (искусство выхватывания меча), которое разделяется на сувари иай (выхватывание меча в положении сидя в позе иай-госи) и юкиай баттодзюцу (выхватывание меча в движении пешком), кэндзюцу (искусство фехтования мечом), бодзюцу (искусство боя длинным шестом), нагинатадзюцу (искусство боя алебардой), дзюдзюцу (искусство борьбы без оружия), содзюцу (искусство боя копьем), сюрикэндзюцу (искусство метания лезвий), сэндзюцу (тактика), тикудзёдзюцу (искусство фортификации), а также синобидзюцу (искусство шпионажа). Все эти технические дзюцу покоятся на мощном фундаменте эзотерических учений: синто; оммёдзюцу, на которое опираются такие разделы знания Катори синто-рю, как астрономия и география; буддизма школы Сингон. Учение этой школы несет в себе колоссальный объем уникальной информации, проливающей свет на сущность, методы и доктрины воинской традиции Страны восходящего солнца и искусства «ночных демонов».

   В Катори синто-рю изучаются исключительно эффективные методы боя со всеми видами оружия и без него. Вся техника нападения и защиты строится на доскональном знании особенностей и защитного, и атакующего вооружения. Например, все удары мечом наносятся только в те места, где тело не прикрыто доспехами. Сама техника движений позволяет одинаково эффективно сражаться и без доспехов, и в тяжелом самурайском доспехе. Помятуя о хрупкости японской катаны, мастера Катори синто-рю никогда не подставляют меч под удар меча противника. Вместо этого используются разнообразные подрезки рук и различные виды маневрирования, позволяющие, уклонившись от атаки врага, самому мгновенно его поразить. Мастера школы наставляют своих учеников, что они должны быть сильны телом и развить собственную ментальную мощь до такой степени, чтобы никто не мог внушить им страх.



   Страница из наставления по будзюцу «Хэйхо окуги сё», приписываемого Ямамото Канскэ, с изображением приемов кэндзюцу Катори синто-рю



   Все обучение в Катори синто-рю разделено на несколько этапов. Сначала ученики овладевают базовой техникой меча, которая также помогает сформировать культуру движений и развить силу. Затем начинаются тренировки с другими видами классического оружия – шестом, алебардой, копьем. И только на третьем этапе – приемы боя без оружия (дзюдзюцу). Дело в том, что основной целью тренировки в дзюдзюцу наставники Катори синто-рю считают овладение искусством защищаться от вооруженного мечом, алебардой или копьем противника, а это невозможно, пока ученик сам не освоит эти виды оружия в совершенстве. Далее изучаются методы стратегии и тактики, фортификация. Сюда же относится и синобидзюцу, которое в Катори синто-рю включает различные методы полевой разведки, проникновения в закрытые помещения и неожиданного убийства как с помощью стандартного оружия, так и с помощью различных потайных видов оружия – метательных стрелок, цепей, ядов и т. д. На этом же высшем этапе мастера передают своим ученикам секреты мудр и чтения заклинаний, а также тайное учение об управлении внутренней энергией ки, которое называется Кумадзаса-но осиэ – «Учение медвежьего бамбука». В то время как в других школах эти секреты давно утеряны, ведущие мастера Катори синто-рю до сих пор владеют ими. В частности, один из верховных наставников этой школы Отакэ Рискэ при помощи метода кудзи-ин излечивает самые различные болезни, вплоть до рака.

   Однако владение различными методами убийства считается в Катори синто-рю далеко не главным. Суть этой школы выражена уже в первом предложении каталога техники (мокуроку), которое гласит: «Хэйхо («учение о войне») является хэйхо («учение о мире»), и все мужчины должны знать хэйхо («учение о мире»)». Это положение раскрывает сэнсэй Отакэ Рискэ: «Нет сомнения в том, что Миямото Мусаси был очень силен, в Японии его нередко называют кэнсэй – «святой меча». Однако этот человек никогда не имел семьи, у него не было ни детей, ни потомков. У него было только три ученика… Он следовал методу тренировки, который требовал такого невероятного аскетизма, что обычный человек не может даже надеяться следовать ему. Он никогда не спал на мягких матах, не принимал ванны, не расчесывал волосы. Нет сомнения в экстраординарном характере подобной тренировки, но я не могу не задать вопроса: «А не пожертвовал ли он своей человеческой сущностью во имя успеха в кэндзюцу

   Даже простые травы вокруг нашего додзё тратят много энергии, пытаясь прорасти, произвести на свет стебель и листья и в конце концов породить семя. Они развили способы поощрения птиц съедать семена и переносить их в другие места. Таким образом, даже травы пытаются обеспечить себе потомство. В результате их усилий, хоть они и умирают…, поколение их потомков расцветает вокруг того места, где они росли.



   Основатель школы Синто-рю Иидзаса Тёисай Иэнао. Со старинной гравюры



   Я не могу не усматривать в этом урок для человеческого рода. Человек, который столь сильно концентрируется на какой-то одной цели, что даже не испытывает желания увидеть, как расцветают его потомки… абсолютно бесполезен как человеческое существо.

   К очевидному контрасту с Миямото учитель Тёисай (основатель Катори синто-рю) смог дожить до 102 лет, не испытав серьезных несчастий, во время, отмеченное страданиями и войнами. До сего дня семья учителя Тёисая продолжалась по непрерывной линии на протяжении 20 поколений. Сегодняшний верховный наставник этой школы является прямым потомком учителя Тёисая. Поскольку учитель обладал замечательными качествами характера, его семья смогла продолжаться в течение 20 поколений. Для любой семьи возможность проследить свою генеалогию на 20 поколений назад – это большое достижение. А если подумать, что эта семья преподавала воинское искусство на протяжении всех 20 поколений и что тот период истории, когда жили эти поколения, включает эпоху Сэнгоку (время непрерывных феодальных войн), это достижение кажется еще более замечательным.

   Я не могу не поражаться тем огромным усилиям, которые были потрачены поколениями наставников, пытавшихся сохранить, передать и развить традиции Катори синто-рю и семьи Иидзаса (фамилия основателя). Тот факт, что приемы, методы тренировки и духовные учения Катори синто-рю сохранены нетронутыми, является прямым результатом ценнейшей истинной природы учений, воплощенных в этой традиции». Таким образом, Катори синто-рю является не только выдающейся боевой традиций, но и школой жизни в буквальном смысле этого слова.

   Такой подход оказывал определяющее влияние на политику школы. Нужно подчеркнуть, что Катори синто-рю – школа необычная.

   Во-первых, она всегда проводила политику неприсоединения, не поддерживала ни одного из феодальных властителей, т. е. не была школой придворной, судьба которой целиком зависит от удачи хозяина. Однако это не означает, что носители традиции Катори синто-рю не участвовали в политике и войнах. Напротив. Камиидзуми Исэ-но ками Нобуцуна, основатель школы Синкагэ-рю, был преданным вассалом князя Нагано Наримасы. Кстати, сын Камиидзуми основал школу ниндзюцу Камиидзуми-рю. Цукахара Бокудэн, основатель школы Касима синто-рю, передал искусство кэндзюцу знаменитому клану Такэда. Другой мастер Катори синто-рю, Ямамото Канскэ, был начальником разведки и главным военным советником великого полководца Такэды Сингэна. Такэнака Ханбэй Сигэхару прославился как наставник диктатора Тоётоми Хидэёси в военной стратегии. Катакура Кодзюро Муранори и Куросава Гэнситиро были вассалами знаменитой семьи Датэ, а Накадаи Синтаро, Мацумото Наоитиро и Иба Гунбэй – личными вассалами сёгуна Токугава. Таким образом, имя школы гремело по всей Японии, но саму ее никакие военные и политические неудачи не затрагивали.

   Во-вторых, с самого раннего времени своего существования Тэнсин сёдэн Катори синто-рю не была исключительным достоянием самураев. В нее допускались представители всех сословий – от крестьянина до торговца. Наставники Катори синто-рю настаивали: «Нужно преследовать не тех, кто пришел учиться, но тех, кто не тренируется».

   Как же возникла столь необычная школа будзюцу и кто был ее основателем?

   Школа Тэнсин сёдэн Катори синто-рю тесно связана с синтоистскими храмами Катори и Касима, которые посвящены двум воинским божествам Японии – соответственно Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото. О них мы уже упоминали как о легендарных родоначальниках ниндзюцу в главе 1.

   Эти два храма издревле были связаны с культом военного искусства и меча. Об этом свидетельствуют даже имена местных богов: Фуцунуси-но микото означает «Повелитель удара мечом», Такэмикадзути-но микото – «Доблестный Устрашающий Бог-Муж»; он известен также как Такэфуцу-но ками – Бог Доблестного Удара Мечом.

   В японской мифологии Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото играют очень важную роль. Они обеспечивают схождение предка императорской семьи Японии Ниниги-но микото на землю, побеждая враждебных земных богов. В «Кодзики» рассказывается о борцовском состязании Такэмикадзути-но микото с враждебным богом Такэминаката-но ками, который «явился, подняв на кончиках пальцев скалу, что только тысяча человек притащить бы могли». Такэминаката-но ками сказал: «Кто это в нашу страну пришел и так шепотком-тишком разговаривает? А ну-ка, померяемся силой! Вот, я первый возьму тебя за руку».

   Потому бог Такэмикадзути дал ему взять себя за руку и тут же свою руку превратил в ледяную сосульку, а еще в лезвие меча ее превратил. И вот бог Такэминаката испугался и отступил.

   Тогда бог Такэмикадзути попросил, в свою очередь, руку того бога Такэминаката и, когда взял ее, то, словно молодой тростник взял, – обхватил и смял ее, и отбросил от себя, и бог Такэминаката тут же убежал прочь».

   Говоря об этом эпизоде, нужно отметить, что в этих подвигах Такэмикадзути-но микото древние японцы видели зарождение сумо, дзюдзюцу и айкидзюцу. Например, в писаниях школы Тэндзин синъё-рю говорится: «Дзюдзюцу уходит корнями во времена богов, в древних летописях есть пример того, как боги Касима и Катори во время подчинения Востока применяли захваты из арсенала дзюдзюцу».

   В другом случае вмешательство бога Такэмикадзути-но микото оказывается решающим во время похода основателя японского государства императора Дзимму с Кюсю в долину Ямато на Хонсю.

   Почитание Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото как покровителей воинов распространилось по всей Японии. По сей день во всех японских додзё существует обычай устанавливать синтоистский алтарь, посвященный этим божествам. Сами храмы Катори-дзингу и Касима-дзингу стали главными объектами паломничества воинов.

   Фуцунуси-но микото и Такэмикадзути-но микото теснейшим образом связаны с искусством фехтования и культом меча в синтоизме. Наряду с яшмовыми подвесками и бронзовыми зеркалами меч считается священной регалией императорской семьи. Культ меча возникает в Японии на рубеже нашей эры. Меч обожествлялся японцами как «тело» или «облик» бога (синтай). С глубокой древности меч рассматривался как священное оружие – подарок «солнечной богини» своему внуку, которого она послала править на земле и вершить с помощью этого меча дело справедливости, искоренять зло и утверждать добро. Именно поэтому меч стал принадлежностью синтоистского культа, он украшал храмы и священные места. Приносимый верующими в качестве пожертвования богам, он сам являлся святыней, в честь которой воздвигали храмы. В литературных источниках VIII в. упоминается, что священники синто сами принимали участие в производстве мечей.

   Древнейшей системой фехтования на мечах, связанной с храмами Катори и Касима, считается Касима-но синдэн – «Божественная традиция Касима», или Касима-но тати – «Меч Касима». Школа Касима-но синдэн, по легенде, была создана Кунинацу-но Мабито, потомком одного из важнейших божеств синтоизма Амэ-но коянэ-но микото. По традиционной хронологии, произошло это при императоре Нинтоку (правил в 313–399 гг.). В то время Кунинацу-но Мабито воздвиг синтоистский алтарь на холме Такама-га хара в Касима и предавался молениям божеству Такэмикадзути-но микото, которое якобы поделилось с ним своими знаниями в области фехтования. В результате появилась система боя мечом, которую сам Кунинацу-но Мабито назвал Симмё-кэн – «Чудесный меч». Позже эта система разделилась на Древнейшую школу Касима (Касима дзёко-рю) и Возрожденную школу Касима (Касима тюко-рю). Практиковали их четыре жреческих рода из Касима-дзингу: Мацумото, Ёсикава, Огано и Нукага.

   Столь тесные связи этой традиции воинского искусства с синтоистскими храмами предопределили многие особенности Катори синто-рю, которая содержит в себе два пласта: пласт реального боевого применения и пласт эзотерических ритуалов синтоизма. Так, практически во всех ката Катори синто-рю зашифрованы определенные ритуальные действия, направленные на установление мистической связи с божеством-основателем Фуцунуси-но микото. Например, в разделе кэндзюцу Гогё-но тати присутствует ката под название Хоцу-но тати, что можно перевести как «Изначальный меч». В начале его оба партнера стоят в естественных стойках, ноги на ширине плеч, руки сжимают рукояти мечей на уровне глаз, клинки подняты над головами. Подобное действие, которое в ката названо Тэнти-но камаэ – «Позиция неба и земли», весьма символично. Такое положение исполнителя символизирует священный столб, на который с небес спускаются боги. Таким образом, воин, держащий в руках меч, выкованный синтоистскими священниками в храме и являющийся «телом бога», призывает бога-покровителя Фуцунуси-но микото снизойти на него и даровать ему победу. Такие действия в традиционной школе будзюцу играют двоякую роль. С одной стороны, это особый ритуал установления контакта с божеством, с другой – мощное средство психической подготовки воина к смертельной схватке.

   То, что Катори синто-рю опирается на синтоистскую эзотерику, сильно отличает ее от позднейших школ боевого искусства, которые в основном опирались на Дзэн-буддизм, и свидетельствует о ее древности. Фактически Катори синто-рю выросла на ниве самой древней и знаменитой традиции военного искусства Японии и сама стала отправной точкой в развитии почти всех крупнейших школ кэндзюцу. Не– удивительно, что в апреле 1960 г. традиция Катори синто-рю была признана важным культурным достоянием Японии. Она удостоилась такой чести первой среди всех школ японских будзюцу.

   Основателем школы Катори синто-рю явился Иидзаса Тёисай Иэнао (1387–1488). Он родился в семье госи из деревни Иидзаса уезда Катори провинции Симоса на востоке Хонсю, позже переехал в деревню Ямадзаки того же уезда, где и начал изучать фехтование на мечах и копьях. Иидзаса выделялся своими способностями и прилежанием в воинских занятиях и вскоре добился значительных успехов.

   Об учителе Тёисая известно мало. Так, по сообщению «Канхассю косэн року», Тёисай был учеником Кабуто Осакабэ Сёхо, который якобы получил секреты мастерства от каппы – фантастического существа, вампира, имеющего вид ребенка, лицо тигренка и впадину на темени, живущего в воде или на суше, заманивающего и топящего купающихся детей. На деле же Кабуто был госи из деревни Оно уезда Касима и изучал боевые искусства традиции Касима у Мацуоки Хёгоноскэ.

   В молодости Иидзаса отправился в Киото. Там он некоторое время служил сёгуну Асикага Ёсимаса. За короткое время пребывания в столице Иидзаса успел в совершенстве изучить легендарную традицию будзюцу Нэн-рю, созданную дзэнским монахом Дзионом, и школу ёрои-кумиути (рукопашная борьба в доспехах) Мусо дзикидэн-рю. По-видимому, какое-то время он провел во владениях своего господина в провинции Ига (об этом свидетельствует одно из его имен – Ига-но ками, букв. «Покровитель Ига»), где, возможно, познакомился с искусством ниндзюцу. В этот период он прославился как непобедимый фехтовальщик.

   После этого Иидзаса Тёисай вернулся на родину и поступил на службу в дом Тиба. Позднее, после гибели Тиба в междоусобных распрях, он постригся в монахи буддийской школы Сингон, расстался со своей семьей и последователями, преподнес в дар святилищу Катори 1000 коку[31] риса и выстроил храм Симпуку-дзи в деревне Миямото в Оцуки, что на горе Синтоку-дзан, которому также пожертвовал 1000 коку риса. После этого он стал отшельником и поселился в Умэкияма неподалеку от храма Катори.

   Однажды, в период отшельничества Тёисая, один из его наиболее преданных учеников вымыл своего коня в ручье, протекавшем поблизости от святилища Катори. Через некоторое время конь стал испытывать ужасные боли и вскоре издох. Тёисай был поражен могуществом божества Фуцунуси-но микото, которому он приписал смерть коня. Согласно преданию, в результате этого события Тёисай испытал озарение.

   Когда Тёисаю было 60 лет, он принял решение отслужить непрерывную тысячедневную службу в храме Катори. В это время он посвящал себя суровым воинским тренировкам. Как утверждают легенды, именно в этот период духовной дисциплины Тёисая посетило видение бога Фуцунуси-но микото. Это могущественное божество явилось ему в образе мальчика, сидящего на ветви старой сливы, около которой тренировался мастер. Оно вручило ему книгу «Хэйхо синсё» – «Божественное писание о хэйхо» – и сказало: «Ты будешь великим учителем всех фехтовальщиков Поднебесной». После этого Тёисай и основал собственную школу, которую назвал «Катори синто-рю». Перед этим официальным названием школы мастер поставил выражение тэнсин сёдэн – «прямая передача небесной истины» – в знак того, что школа была передана свыше.

Просмотров: 5003