Алексей Горбылев

Ниндзя: боевое искусство

Гадатель Абэ-но Сэймэй и ниндзюцу

 

   В начале эпохи Хэйан на основе традиционной астрологии, магии и гаданий по книге «И-цзин» в Японии сложилось специфическое религиозное учение, называемое Оммёдо – «Путь полярных сил Инь (яп. Ин, Он) и Ян (яп. Ё)». Оммёдо имеет тесные связи с эзотерическим буддизмом и сюгэндо. Заметное влияние оказало оно и на ниндзюцу. Недаром два основных раздела ниндзюцу называются Ёнин и Иннин – буквально «Янский раздел ниндзюцу» и «Иньский раздел ниндзюцу». Немалое место различные гадания из арсенала Оммёдо занимают и в так называемом саккидзюцу – «искусстве наблюдения за энергией ки». Его суть – в понимании, интуитивном постижении комических процессов на их энергетическом уровне, которые проявляются, например, в интуитивном прочувствовании опасности через ощущение и оценку энергетических потоков в окружающем пространстве. Кроме того, именно из Оммёдо в ниндзюцу пришли методы прогнозирования погоды и прочие знания, связанные с астрономией. Поэтому неудивительно, что уже в старину появилась легенда, утверждающая, что создателем «искусства невидимости» явился основатель Оммёдо Абэ-но Сэймэй.

   Абэ-но Сэймэй – фигура почти мифическая. По легенде, его матерью была старая лиса по прозванию Кэцураноха из рощи Синода. Современные ученые полагают, что Абэ-но Сэймэй происходил из рода, который поклонялся священной лисице. Он изучал гадания по книге «И-цзин», астрологию и магию у Камо Тадаюки и постиг все премудрости этих наук, а несколько позже соединил все эти элементы в единое учение.

   Абэ-но Сэймэй обладал невероятным даром безошибочного прорицания, а его молитвы по эффективности не уступали молитвам высших иерархов эзотерического буддизма. Поначалу он действовал в среде провинциальной знати, но вскоре его слава достигла императорского дворца, и его пригласили ко двору, где он был удостоен почетных званий тэммон хакуси – «профессор астрологии» и оммё-но касира – «глава Инь и Ян». Благодаря своим выдающимся способностям Сэймэй быстро смог поставить под контроль все аристократическое общество столицы.

   До наших дней дошло немало легенд об Абэ-но Сэймэе. Согласно одной из них, он прятал в своем рукаве чертика по прозванию Сандзяку-но они – Чертик размером в 3 сяку. Рассказывают, что, когда Сэймэй приступал к гаданию, он всегда выпускал этого чертика и именно от него получал всю необходимую информацию.

   Исследователь истории ниндзюцу Окусэ Хэйситиро выдвинул совершенно кощунственную гипотезу о том, что Сандзяку-но они был попросту карликом-шпионом, который заранее выведывал всю необходимую информацию для «пророка». Окусэ исходил из специфики представлений японцев о чертях. Если для китайцев черт – это прежде всего дух умершего человека, призрак, привидение, то для японцев – это некое фантастическое существо с рогами, способное творить чудеса. Причем окончательно представления о чертях в Японии оформились лишь в XIII–XIV вв., а до этого у чертей даже не было каких бы то ни было обязательных атрибутов вроде рогов. Поэтому чертом, по мнению Окусэ Хэйситиро, в эпоху Хэйан могли объявить и человека, обладавшего какими-то необычными способностями или качествами. В этой связи нужно отметить, что многим легендарным ниндзя японцы тоже приписывали способность повелевать потусторонними силами – чертями, чудесными лисами и собаками.

   По мнению Окусэ, вся операция по «прорицанию» выглядела примерно так. Абэ-но Сэймэя приглашали в какой-нибудь аристократический дом, хозяин которого страдал от тяжелой болезни. Сэймэй приходил, опускался на колени и закрывал глаза, медитировал некоторое время, затем гадал по книге «И-цзин» и спрашивал: «Есть ли в этой усадьбе в юго-восточном углу старый колодец?» Когда слуги давали утвердительный ответ, гадатель выдавал замечательный «рецепт»: «Да. Все правильно. В колодце под крышкой томится Золотой дух, болезнь хозяина – результат его дурного влияния. Если выпустить духа и в течение 37 дней совершать очистительные обряды, болезнетворный дух, несомненно, отступит».

   Слуги стремглав мчались к колодцу, спускались в него и в грязи на дне находили бронзовое зеркало – божественное тело Золотого духа, отмывали его, приносили ему жертву, надеясь помочь хозяину. Нередко болезнь действительно отступала – такова была сила психического воздействия ритуала изгнания злого духа. В общем, все происходило примерно так же, как у многих современных «целителей» и «экстрасенсов».

   Окусэ Хэйситиро считает, что Абэ-но Сэймэй мог использовать целую группу подручных для осуществления подобных трюков. Например, они могли положить в нужное место зеркало или амулет или еще что-нибудь в этом роде или просто разведать ситуацию в усадьбе, расположение предметов, строений. Чтобы сделать все это незаметно, требовались незаурядная ловкость и находчивость. Поэтому, хоть и с большой натяжкой, этих людей можно назвать предшественниками ниндзя.

   Несомненно одно – гадательные и магические методы Оммёдо и его «философия» наложили неизгладимый отпечаток на японское искусство шпионажа.

Просмотров: 4770