Александр Доманин

Монгольская империя Чингизидов. Чингисхан и его преемники

Глава 15. Последние успехи и закат империи Чингизидов

 

Смерть Ариг-Буги и последовавшее вслед за этим признание Хубилая великим кааном со стороны почти всех царевичей Чингизидов, в том числе и владык улусов Джучи, Джагатая и Хулагу, казалось, окончательно развязало руки внуку Чингисхана. Почти не опасаясь теперь за внутриимперские дела, Хубилай решает продолжить завоевание империи Сун, начатое еще при Угедэе. В 1267 году он отправляет значительные воинские контингенты, подкрепленные только что созданным монгольским флотом на самую мощную сунскую крепость к северу от Янцзы – Сянъян. Так начинается беспримерная осада этой ключевой цитадели, продлившаяся без малого пять лет. Командующим монгольской осадной армией был монгол по происхождению Аджу, но не менее значительную роль в перипетиях этой долгой осады сыграли и китаец Лю Чжэн, и уйгур Ариг-Хая, и, в особенности, мусульманские военные инженеры из Ирана Ала ад-Дин и Исмаил. Именно иранцы построили в 1272 году мощные метательные машины – манджаники (аналог европейского требуше), способные метать огромные камни весом до ста килограммов. Использование техники и решило дело в пользу монголов. Казавшаяся неприступной после стольких лет осады, крепость наконец пала.
Падение Сянъяна открыло монголам путь во внутренние области империи Сун, и вскоре война с сунцами вступает в заключительную фазу. Для этого последнего и решительного наступления Хубилай задействует своего самого талантливого полководца Баяна, прославившего себя еще в переднеазиатском походе Хулагу. Выбор оказался верен. Начиная с 1274 года, войско Баяна медленно, но неумолимо продвигается вглубь Сунской империи. Продвижение облегчается и серьезным внутриполитическим кризисом, поразившим империю Сун.
В 1274 году умирает император Ду Цзун и новым императором становится его его четырехлетний сын. А фактически власть перешла к императрице Се, разумеется не обладавшей никакими воинскими талантами. Вскоре Баян покорил все города вплоть до лежащего на глубоком юге Цзенкана и продолжил захваты, несмотря даже на то что в это время в Монголию вторгся непримиримый Хайду. К сунской столице Ханчжоу подошли четыре колонны китайцев и аланов, одна – возглавляемая Ду Сун Гуанем, одна – вниз вдоль Янцзы, одна – у Чанчжоу и четвертая – через Хунань и Цзянси. Первый министр императорского правительства Цзя Сыдао был вынужден лично возглавлять битву с монголами. Он располагал почти 130-тысячной армией, тем не менее она была разбита у Динцзячжоу близ Янчжоу.
Другие полководцы продолжали защищать Ханчжоу вплоть до 1276 года. После многочисленных атак Баян наконец договорился о сдаче, но сам оставался снаружи, запретив своим войскам вступать внутрь города и грабить его. Чиновникам приказали продолжать свои обычные дела, а императрицу с сыном вызвали ко двору Хубилая, где они жили в роскоши до 1288 года, а затем отправились в Тибет изучать буддизм и приняли там монашество.
Однако это был еще не конец войны. Дело в том, что двух юных представителей императорской семьи, Ши из И и Бина из Гуана, сунским военачальникам удалось увезти на дальний юг. Сопротивление в провинциях Южная Цзяньси, Фуцзянь и частично в провинции Гуандун продолжалось, пока Ши, провозглашенный императором, не умер в 1278 году на острове Цзянчжоу близ Учуаня. После смерти молодого императора остатки сопротивляющихся сунцев объявили императором Бина и продолжили войну. Но вскоре уже весь юго-восток перешел к монголам, а Бин утонул в море вместе с последними своими соратниками. Таким образом, династия Сун окончательно прекратила свое существование в 1279 году. Завоевание Китая, начатое еще в 1211 году Чингисханом, наконец, завершилось. Отныне Хубилай мог беспрепятственно и на абсолютно законных основаниях принять титул Сына Неба, как традиционно именовали китайских императоров.
Завоевание империи Сун стало одним из важнейших внешнеполитических успехов Хубилая, но и после этого экспансия монголов не закончилась, хотя и проходила с переменным успехом. Еще в 1274 году великий каан предпринял первую попытку завоевать Японию. Но для этой операции были выделены сравнительно малые силы – не более 40 тысяч человек – и она завершилась неудачей. Но после того как в 1277 году в Камакуре японцы казнили нескольких монгольских послов, Хубилай объявил Японию своей провинцией и в 1281 году послал 142 000 воинов на 3500 кораблях.
Два флота должны были отплыть из Кореи и из Янцзы и встретиться у небольшого острова близ Кюсю. После внутренних стычек и распрей между командующими и кровавых, но не решающих сражений с японцами на монгольский флот неожиданно налетел тайфун и разрушил множество кораблей. Большинству командиров удалось спастись, вернуться в Китай и даже получить прощение великого каана, но их войска оставшиеся без снаряжения и почти без оружия попали в плен. Около 30 000 монгольских воинов были казнены или обращены в рабство.
Не смирившийся Хубилай наметил очередную экспедицию на 1286 год, но обстоятельства воспрепятствовали ее отправке. Так цепь неудачных для монголов, но счастливых для японцев случайностей помешала осуществить захват Японии.
Больших успехов монголам удалось добиться в Юго-Восточной Азии. На юге Хубилай намеревался утвердить власть монголов от Дали до царств Зондского архипелага. За исключением Аннама, где была распространена китайская культура, эти государства входили в сферу индийской культуры, религии и искусства. Хотя их правители не были индийцами, они носили индийские имена и исповедовали индуизм или буддизм. Аннам и Чампа располагались на территории современного Вьетнама, а Мьен – на территории современной Бирмы (Мьянмы) и Таиланда.
Еще в ходе кампаний 1252-1258 годов монголы достигли границы Аннама и навязали его царю, Трану Таитонгу, своего советника и вассальный договор. Вскоре Тран Таитонг, откупившись от завоевателей на севере, напал на Чампу и сделал его своим вассальным государством. Таким образом, формально весь Вьетнам стал зависимым от монголов государством. Но эта зависимость была во многом фиктивной. Тран Таитонгу не нравились условия договора с Хубилаем, и он постоянно старался их изменить вплоть до самой смерти в 1276 году.





Его сменил его сын Тран Тханхтонг, который вообще не захотел лично оказать почтение Хубилаю. От правителя Чампы, Индравармана V, Хубилай получил формальные заверения покорности. Но в 1280 году и этот царь отказался ехать в Ханбалык на принесение присяги, объявив себя слишком старым для этого, и тогда Хубилай приказал своему полководцу Сугету сделать Чампу обычной провинцией.
Сын Индравармана, позже ставший правителем Джая Синхаварманом III, задержал нескольких монгольских послов, которые направлялись дальше на юг требовать покорности от государств Сьен и Малабар в Индии. Ответом стало вторжение монголов. В 1283 году армия Чампы встретилась в жестокой битве с монголами посреди джунглей. Монголы победили и захватили крепость My Чен. Синхаварман вынужден был снова признать вассальную зависимость. Другая экспедиция во главе с Сугету и сыном Хубилая Тоганом вторглась в Аннам, но из-за недостатка продовольствия была вынуждена вернуться, и на обратном пути ее атаковали войска Аннама. Половина монголов погибла вместе с Сугету.
Тогда в 1287 году, несмотря на полученную дань от Аннама, Чампы и Камбоджи, Хубилай снова напал на Аннам 100-тысячной армией, набранной в основном из китайцев. Ханой пал, но царю удалось бежать, а флот, посланный на подмогу монголам, был разбит. Армии пришлось вернуться в Сычуань, тем не менее, эти непрерывные вторжения сыграли свою роль. Понимая, что Хубилай не успокоится, пока не добьется успеха, почти все правители Юго-Восточной Азии вынуждены были признать свою вассальную зависимость от Монгольской империи. Ведь в сущности, Хубилай продолжал придерживаться монгольского представления, согласно которому завоевание мира – это исполнение воли Бога. Он продолжал начатое Чингисханом, хотя и на свой манер, объявляя все земли принадлежавшими себе по божественному праву.
К концу правления Хубилая (1294 год) Монгольская империя достигла своей максимальной величины. В это время она вместе с вассальными государствами охватывала три четверти известного тогда мира. Но это постоянное напряжение сил и не дало возможности последнему по-настоящему великому монгольскому хану справиться с внутренней смутой. В течение тридцати трех лет после Таласского курултая Хайду противостоял сначала Хубилаю, а после смерти каана в 1294 году – его внуку и преемнику Тэмуру. Причем зачастую Хайду добивался немалых успехов. Борьба эта была насыщена многими эпизодами взаимного предательства, переходами улусных ханов то на одну, то на другую сторону. А фактически эта треть века сделала владетелей улусов совершенно независимыми правителями, превратив звание великого каана в фикцию.
Лишь в 1302 году Тэмуру удалось окончательно разгромить старого соперника. Вскоре Хайду скончался – то ли от ран, то ли от старости, и Тэмур формально восстановил целостность державы. Владетели улусов признали его великим кааном. Но эта видимость монолитности уже никого не могла обмануть. Держава Чингизидов окончательно распалась на несколько независимых государств, и история каждого из них пошла по своему особому пути, уже без оглядки на сидящего в далеком Пекине великого хана (а скорее – китайского императора). Единство величайшей империи в истории человечества исчезло навсегда.
Просмотров: 6329