А. Кравчук

Закат Птолемеев

Иудея и Египет

 

В Александрии с тревогой и нетерпением ждали очередных сообщений о политической борьбе в Риме. И не только в царском дворце! Ведь от того, как отнесутся сенат и народное собрание к законопроекту Красса или Рулла, зависела судьба страны. Результат голосования на Тибре в любой момент мог резко изменить положение миллионов людей в дельте и долине Нила. Большая часть непомерно разбухшего царского административного аппарата оказалась бы без дела. Римляне наверняка создали бы свои учреждения и на все должности назначили бы своих людей. Неизвестно, как отнеслись [30] бы новые правители к имуществу храмов и к праву убежища. Даже простые крестьяне, угнетенные и бесправные, могли ожидать от новой власти только худшего: им пришлось бы платить еще более высокие налоги и нести более тяжелые повинности.

Вот почему период после 65 года был для Египта временем тревожных ожиданий. А между тем на востоке возникла новая опасность.

В 64 году Помпей, победоносно прошедший по странам Малой Азии, остановился в Дамаске. Сирия стала новой провинцией Рима. Последние представители династии Селевкидов лишились остатков своего наследия. Это было предостережением для египетского царя. Ведь Селевкиды начали царствовать почти одновременно с Птолемеями. Основатель династии, Селевк, сражался вместе с Птолемеем I и, так же как и он, был одним из военачальников Александра Великого. Созданное Селевком царство сначала занимало огромную территорию. Оно включало даже часть Индии. В последующие годы владения Селевкидов все более сокращались, и тем, что от них осталось, теперь без труда овладели римские легионы.

Между Птолемеями и Селевкидами никогда не было искренней дружбы. Они часто воевали между собой. Но сейчас гибель сирийской монархии наводила александрийский двор на печальные размышления.

Из всех царств, которые возникли около двухсот пятидесяти лет назад на развалинах мировой монархии Александра Македонского, остался один птолемеевский Египет. Но и его уже нельзя было назвать государством действительно независимым. Рим все еще не признал египетского царя. Слухи о злополучном завещании, которое в любой момент может послужить основанием для попыток овладеть страной, не прекратились. Правда, в данное время сенат противится этому, а Помпей сохраняет по отношению к сенату лояльность, но, как показывает опыт, политические коалиции в Риме слишком непостоянны. Помпей может внезапно решить, что лучше ему самому заняться Египтом, и, не дожидаясь полномочий сената, двинется из Дамаска на юг, прямо в Египет. Кто его остановит? Египет почти беззащитен, Иудея, которая лежит на пути из Сирии в Египет, слаба и внутренне разобщена. [31]

Подобные рассуждения советников Птолемея XII привели к тому, что царь счел необходимым любой ценой завоевать расположение великого полководца. Весной 63 года в Дамаск прибыли египетские послы. Они привезли поистине царский дар: венок из чистого золота стоимостью четыре тысячи талантов.

Вскоре после этого Помпей ушел из Дамаска и вторгся в Палестину. Он хотел овладеть богатой столицей набатеев29) Петрой, расположенной к югу от Мертвого моря. Но по пути полководец вмешался в династический спор за трон Иудеи, который уже несколько лет вели два брата из рода Хасмонеев — Гиркан и Аристобул.

Первоначальный план похода был изменен. Сопровождаемый Гирканом, Помпей направился с войсками к Иерусалиму. Город был сдан без боя, но сторонники Аристобула закрепились в огромном четырехугольнике храмовых строений и оборонялись там три месяца. Осенью 63 года храм был взят штурмом. При этом погибло около двенадцати тысяч его защитников. Гиркан был назначен правителем Иудеи, но территория его государства, сильно урезанная, стала частью провинции Сирии. Казалось, что Иудея навсегда утратила политическое значение и перестала существовать как самостоятельное государство. Над Гирканом, которому было отказано в титуле царя, установили контроль наместника Сирии.

Во время осады иерусалимского храма Птолемей косвенно, но весьма ощутимо помогал римлянам. Он содержал на свои средства целый конный корпус в армии Помпея — восемь тысяч человек и столько же коней; он снабжал армию Помпея провиантом, фуражом, деньгами. Когда Иерусалим пал и судьба Иудеи была решена, Птолемей пригласил римского полководца посетить Александрию. В качестве подарков он послал обмундирование солдатам и значительную сумму денег в войсковую кассу.

Помпей охотно принимал все, но не давал никаких обещаний и не согласился приехать в Александрию. Полководец понимал, что посещение столицы иностранного государства было бы понято как официальное признание ее правителя. Вступить же в Египет с оружием в руках и свергнуть царя он тоже не мог — это значило [32] бы превысить свои полномочия, поскольку сенат все еще не принял никакого решения о Египте.

Впрочем, Помпей считал, что он уже достаточно времени посвятил Востоку. Он торопился в Рим, рассчитывая отпраздновать триумф и, пользуясь заслуженной славой, занять высокое положение в государстве. Ближайшее будущее показало, сколь фантастичны были эти планы. Но в данное время Помпей отказался от своего первоначального намерения покорить набатеев и поспешно покинул Палестину.

Попытки привлечь на свою сторону Помпея дорого стоили египетскому царю. В итоге все осталось по-старому, изменилось только настроение населения. Щедрые подарки полководцу ничего не изменили. Рим продолжал хранить каменное молчание. Какой же смысл терпеть на троне царя, которого не признаёт мир?

Очень повредило Птолемею в общественном мнении и то, что он оказал римским войскам помощь во время осады иерусалимского храма. Особенно возмущались иудеи. А в Египте их было несколько сот тысяч, и жили они главным образом в Александрии.

— Храм Иеговы обесчещен, — говорили они. — Помпей проник в святая святых, куда имеет доступ только верховный жрец, и то лишь в день великого праздника. Часть вины и проклятия падает на царя, который щедро кормил и одевал солдат богохульника!

Впрочем, греки и коренные египтяне тоже были недовольны тем, что их правитель помог римлянам одержать победу в Палестине. Египтяне не забыли, что при первых Птолемеях Палестина находилась в зависимости от Египта.

Древнейшие надписи, сделанные еще при фараонах на стенах больших храмов, — а их не разучились читать жрецы, — прославляли победы, которые одерживали много веков назад египетские войска не только на землях Палестины, но и значительно дальше к северу, вплоть до берегов Евфрата. Сейчас эти земли оказались под властью чужеземцев. А египетские деньги и хлеб им в этом помогли!

Таким образом, царь Птолемей XII, Новый Дионис, имел немало противников: популяры в Риме, иудеи в Александрии, патриоты в самом Египте. Ко всему этому прибавлялась еще забота о священных животных, с [33] которыми не должно было случиться ничего дурного, потому что, как мы увидим дальше, любой пустяковый случай в той ситуации мог привести к серьезным политическим осложнениям.


29) Набатеи — кочевое племя в Аравии. Набатейское царство находилось в восточной части Синайского полуострова. Набатеев называют также петрейскими арабами, от главного города царства — Петра.

Просмотров: 1299