А. Кравчук

Закат Птолемеев

Рассказ историка

 

Так пишет Цезарь — просто, сжато, логично. Спокойная деловитость изложения сама по себе вызывает доверие. Ход событий кажется понятным и последовательным.

Сразу после смерти Помпея Цезарь с незначительными силами прибыл в Александрию. Точной даты в тексте нет, но из других источников известно, что это произошло в первые дни октября (по тогдашнему календарю). С самого начала полководец столкнулся с враждебным отношением населения. Поэтому он отдал приказ направить из Малой Азии в Александрию два легиона. Отплыть из города он не мог из-за неблагоприятных ветров. Цезарь попытался уладить спор между царствующими супругами, но его миротворческие [92] усилия были сведены на нет опекуном молодого царя Потином. Потин увел из-под Пелусия и стянул к Александрии войска, которыми командовал Ахилла. Ахилла так отчаянно рвался в бой, что не хотел даже выслушать послов Цезаря. Тогда Цезарь установил строгое наблюдение за царем и начал готовиться к обороне той части города, где находился царский дворец. Все эти события произошли в сравнительно короткий срок — с начала октября до первых дней ноября 48 года.

При чтении рассказа Цезаря, казалось бы беспристрастного и убедительного, по размышлении возникают сомнения и вопросы в связи с тем, что Цезарь обходит молчанием весьма существенные моменты. Он, например, ничего не пишет о том, что происходило в течение этого месяца с Клеопатрой, где она находилась — в столице или по-прежнему у египетской границы, под Пелусием, как отнеслась к его попыткам уладить конфликт.

Рассказ Цезаря полезно сопоставить с другими источниками. Наиболее обстоятельное изложение тех же событий содержится в «Римской истории» Диона Кассия, написанной по-гречески. Дион жил двумя столетиями позже, но его данные, основанные на изучении более ранних и весьма надежных документов, дневников и хроник, вполне заслуживают доверия и в большинстве случаев, где это можно проверить на основании других источников, представляются весьма достоверными. Вот что рассказывает Дион о прибытии Цезаря в Александрию и о первом периоде его пребывания там:

«Известие о том, что Помпей плывет в Египет, ужаснуло Цезаря. Он опасался, что побежденный полководец захватит эту страну и укрепит свои силы; поэтому он сразу пустился в погоню, однако настичь Помпея живым ему не удалось. Он смело поплыл к Александрии, хотя при нем было мало его людей, потому что он сильно опередил свои войска. Он прибыл в город раньше, чем царь Птолемей вернулся туда из-под Пелусия. В связи с недавними событиями народ в Александрии был сильно возбужден, и Цезарь не решился сойти на берег; его корабль стоял на якоре. Полководец выжидал, пока не увидел голову и перстень Помпея, присланные царем. Только тогда корабль пристал к [93] берегу. Цезарь вышел, сопровождаемый ликторами, что было воспринято народом весьма враждебно; поэтому Цезарь был рад, когда наконец оказался в царском дворце. Напиравшая со всех сторон толпа отобрала у некоторых легионеров оружие; поэтому остальные вернулись на корабли. Они стояли на якоре до тех пор, пока не подошел остальной флот.

Глядя на голову Помпея, Цезарь плакал и горько сетовал. Он вспоминал, что покойный был его зятем; перечислял услуги, которые они когда-то друг другу оказали. А что касается убийц Помпея, то он не только не выказал им благодарности, но даже резко их обвинял. Голову он приказал украсить, тщательно забальзамировать и сохранить. Все это заслуживало бы уважения, но его лицемерие кажется смешным. Ведь с самого начала Цезарь всеми силами стремился к единовластию, а Помпея ненавидел как противника и конкурента. Он действовал во вред Помпею всеми способами, развязал войну, чтобы его погубить, а самому выдвинуться на первое место. И в Египет он прибыл, чтобы окончательно его уничтожить, если бы Помпей был еще жив.

Уверенный, что после смерти Помпея никто больше не будет ему сопротивляться, полководец надолго задержался в Египте. Он собирал деньги и одновременно пытался уладить спор между Птолемеем и Клеопатрой. Народ был сильно возмущен притеснениями и вымогательствами. Особенное негодование вызывало то, что ограблению подвергались даже храмы, а надо помнить, что среди всех народов египтяне отличаются особой приверженностью своим богам; случается, что на этой почве они ведут войны даже между собой, потому что у них бывают разные верования.

Кроме того, египтяне опасались, как бы их правительницей не стала Клеопатра, которая оказывала на Цезаря большое влияние. Все это привело к взрыву возмущения».

О Клеопатре Дион Кассий рассказывает следующее:

«Сначала она хлопотала о себе перед Цезарем через посредников. Потом, узнав, как он падок на женские прелести, сама обратилась к нему с просьбой:

— Поскольку друзья не излагают мои дела верно, я думаю, что мы должны встретиться лично.

Она была прекрасна и сияла очарованием юности. [94] У нее был прелестный голос, она умела быть обаятельной со всеми. Наслаждением было и смотреть на нее и слушать ее речи. Она могла легко покорить любого человека — даже мужчину, уже немолодого и пресытившегося любовью.

Когда ей разрешили предстать перед диктатором, она приготовилась и нарядилась очень тщательно — так, чтобы, сохраняя достоинство своего сана, одновременно возбудить сочувствие к своему положению изгнанницы. В город и во дворец она проникла тайно, ночью, прячась от Птолемея и его сторонников. Цезарь был покорен сразу, как только увидел ее и услышал ее голос. Тотчас же, не дождавшись рассвета, он послал за Птолемеем. Цезарь старался примирить брата и сестру; недавний судья Клеопатры превратился в ее защитника. Зато молодой человек пришел в бешенство. С криком, что его предали, он кинулся в толпу придворных, сорвал с головы диадему и бросил ее на пол.

Возникло замешательство. Люди Цезаря силой увели царя, а среди египтян продолжались волнения. Они атаковали дворец с суши и моря. И, вероятно, захватили бы его — потому что у римлян не было достаточных сил для защиты, — если бы в последний момент Цезарь, испугавшись, не вышел навстречу атакующим. Он встал в безопасном месте и громко крикнул, что выполнит все их требования.

Позднее диктатор выступил перед народом Александрии. В присутствии Клеопатры и Птолемея он прочитал завещание их отца. В нем говорилось, что брат и сестра по египетскому обычаю должны вместе жить и совместно царствовать под опекой римского народа. Затем Цезарь сказал:

— В качестве диктатора я представляю римский народ. Выполнение воли их отца — мой долг.

Таким образом, он возвел на трон обоих. Младшим детям Птолемея XII, царевне Арсиное и царевичу Птолемею, он отдал остров Кипр. Ибо в тот момент он был в таком беспокойстве, что ничего не отнял из египетских владений, но еще прибавил за счет того, что принадлежало Риму.

Тогда, наконец, пришло успокоение. Но немного позже снова вспыхнули волнения, а потом началась война. Это произошло так. [95]

Царским имуществом управлял евнух Потин. Это он подстрекал египтян, ибо жил в постоянном страхе, что его привлекут к ответственности. Он пришел к тайному соглашению с Ахиллой, который все еще стоял под Пелусием. Постепенно заговор охватил всю армию. Солдаты считали унизительным подчиняться приказам женщины и подозревали, что Цезарь дал власть двоим только для того, чтобы успокоить народ, а со временем он сделает царицей одну Клеопатру. Они считали, что справятся с римским гарнизоном, и стремительно двинулись на Александрию.

Цезаря испугало их число и энергия. Он отправил послов к Ахилле, но не от своего имени, а якобы от Птолемея. Послы передали приказ полководцу немедленно прекратить всякие действия. Но Ахилла разгадал, от кого исходят эти приказы. Он не только не послушался, но еще стал насмехаться над Цезарем как над трусом. Он созвал солдатскую сходку, на которой расхваливал Птолемея и яростно нападал на Цезаря и Клеопатру. Потом он стал подстрекать солдат против послов, хотя оба они были египтянами. Он делал это сознательно: он хотел связать своих людей общим преступлением и таким образом принудить их к дальнейшему ведению войны».57)


57) Dion Cassii Historia Romana, XLII, 7-8, 34-37.

Просмотров: 1128