А. Кравчук

Закат Птолемеев

Темные дела Рабирия

 

Вернувшись в Александрию, Авлет сразу принялся выколачивать деньги из своих подданных. Ему необходимо было рассчитаться с долгами, сделанными за три года пребывания на чужбине. Самыми неотложными были претензии Габиния — десять тысяч талантов!

Птолемей начал свою деятельность с истребления самых богатых и выдающихся граждан Александрии. Царь хотел достичь сразу двух целей: наказать сторонников Береники и за счет конфискованного имущества частично расплатиться с кредиторами. А поскольку для сбора всей огромной суммы долга требовалось слишком много времени, царь счел целесообразным передать дело в опытные руки Рабирия Постума. Этот ловкий делец получил назначение на должность диойкета — чиновника, ведавшего финансами Египта. Римский гражданин стал подданным и слугой египетского монарха.

Рабирий взялся за дело весьма энергично. Ему помогала целая армия приехавших из Италии доверенных [61] лиц, рабов и отпущенников. Они должны были собрать у населения не только десять тысяч талантов для Габиния, но и сумму, одолженную Птолемею самим Рабирием. Это были огромные деньги. Рабирий к тому же пользовался всякой возможностью, чтобы попутно обделывать свои делишки. Он, например, вывозил в Италию папирус, льняное полотно, изделия из стекла, то есть наиболее ходовые египетские товары.

Все шло хорошо. На ропот населения Рабирий не обращал внимания. Он привык к этому в других странах, где ему приходилось орудовать. И вдруг, совершенно неожиданно для Рабирия, спокойная работа сборщиков была прервана вмешательством царских солдат. Рабирия и его помощников бросили в тюрьму, а плоды их многомесячных стараний конфисковали в пользу государственной казны. И это еще не все. С диойкетом обращались в тюрьме чрезвычайно жестоко, то и дело угрожая расправой. Затем, так же внезапно, ростовщика выпустили из тюрьмы, но приказали немедленно покинуть Египет. Нищим, в рубище уезжал Рабирий Постум из Египта. А ведь недавно он прибыл сюда полный радужных надежд, чувствуя себя почти хозяином и властелином страны.

Между тем весной 54 года вследствие сильного разлива Тибра Рим пережил несколько тревожных дней. Вода вышла из берегов и залила низменные районы города. Были разрушены дома, погибло множество людей. В этом увидели божью кару за то, что не вняли прорицанию Сивиллы о Египте. Гнев населения обратился против человека, который осмелился вооруженной рукой вернуть на царство Авлета и тем навлек на город столь страшное несчастье. Ненависть народа к Габинию, безусловно, разжигалась приверженцами Исиды и Сераписа, хорошо помнившими, как резко он выступил 1 января 58 года против восстановления разрушенных алтарей египетских богов.

Ночью, тайком возвратился Габиний в Рим. Несколько дней он не выходил из дома, а вскоре предстал перед судом. Во время судебного разбирательства в помещение суда ворвалась толпа, готовая растерзать наместника Сирии на куски. А после того как подкупленные судьи оправдали подсудимого, им самим пришлось бежать из здания суда, спасаясь от гнева народа. На [62] втором судебном процессе Габиний все-таки был осужден. Он должен был выплатить государственной казне десять тысяч талантов, а поскольку такой суммы у него не было, удалился в изгнание.

Во всей этой истории морально скомпрометировал себя Цицерон, который на первом процессе чрезвычайно резко осуждал Габиния, а на втором, под давлением Помпея, выступил в его защиту.

Судьбу наместника Сирии разделил Рабирий. Вернувшись на родину, он сразу же предстал перед судом и был осужден за соучастие с Габинием. Рабирий объявил себя банкротом и отказался расплачиваться со своими компаньонами и заимодавцами. Таким образом, он втянул в финансовую катастрофу многих римлян.

Ободренный всем этим Авлет прекратил выплату долгов. В конце 54 года Цицерон писал одному из своих друзей, поехавшему в Галлию, в армию Цезаря в надежде нажить там состояние:

«Словно ты привез императору46) не рекомендательное письмо, а долговую расписку — так ты торопился, взяв деньги, возвратиться домой; при этом тебе не приходило на ум, что те самые люди, которые прибыли с долговыми расписками в Александрию,47) до сего времени не смогли взять ни гроша».48)


46) Император — в республиканский период почетное звание, которое полководцу присваивали солдаты после одержанной им крупной победы. Здесь имеется в виду Цезарь.

47) «...люди с долговыми расписками...» — речь идет о кредиторах Птолемея Авлета.

48) Цицерон, Письмо к Гаю Требацию Тесте, Самаробриву (Fam., VII, 17, 1), — в кн.: Марк Туллий Цицерон, Письма, т. I, стр. 299-300.

Просмотров: 1590