А. Кравчук

Закат Птолемеев

Посещение Египта Диодором Сицилийским

 

Именно в эти годы, когда среди подданных Птолемея все более нарастало недовольство, в Александрию прибыл молодой грек из Сицилии, образованный и внимательный исследователь прошлого, Диодор. Он приехал в столицу Египта для занятий в знаменитой библиотеке. Диодор задумал написать обширное сочинение, в котором хотел охватить всю историю человечества, от глубокой древности до своего времени. Многие ученые считали Египет колыбелью цивилизации, поэтому древнейшая история этой страны должна была занять подобающее место в трудах Диодора.

На своем родном острове молодой историк видел немало прекрасных и богатых городов — Сиракузы, Акрагант. Но Александрия поразила его своей красотой. Диодора восхитило прежде всего местоположение столицы Египта. По приказу Александра Великого город был построен на довольно узком перешейке между морем и озером, которое было соединено каналом с рукавом Нила. Недалеко от побережья расположен небольшой остров Фарос; от него к городу шла сложенная из крупных камней широкая дамба, называвшаяся Гептастадион.30) По обеим сторонам дамбы образовались два чрезвычайно удобных порта: Восточный, или Большой, и Западный — Эвност. Город был обнесен мощными стенами. С самого начала строительство осуществлялось по плану — ровные, широкие улицы пересекались под прямым углом.

Главная артерия, протянувшаяся через весь город с востока на запад, имела в длину около сорока стадиев, то есть приблизительно шесть с половиной километров, а в ширину сто стоп — около сорока метров. По обеим ее сторонам возвышались великолепные храмы и пышные постройки. Немало было роскошных зданий и в других районах города. В восточной части, около небольшого [34] полуострова Лохий, находился царский дворец — огромный комплекс зданий, раскинувшихся среди парков и садов. Каждый из Птолемеев стремился сделать свою резиденцию еще более великолепной.

Очень хвалил Диодор и климат Александрии. Летом здесь постоянно дули северные ветры, так называемые отесии.31) Они несли приятную прохладу с моря, а прямые и широкие улицы были открыты этим ветрам даже в отдаленных от моря районах.

Писатель заинтересовался количеством жителей города. Чиновники, проводившие перепись населения, ответили ему, что одних только свободных людей в Александрии более трехсот тысяч. Неизвестно, однако, вошли ли в это число женщины и дети. Нет никаких данных о количестве рабов. Но при самых осторожных подсчетах можно предположить, что в Александрии было тогда около миллиона постоянных жителей. В то время столица Египта считалась крупнейшим городом мира.32)

Диодора интересовали в Египте главным образом памятники старины, верования, обычаи. Он сразу обратил внимание на повсеместно распространенный здесь культ животных. Вот что он об этом рассказывает:

«Некоторым животным египтяне воздают особые почести, например кошкам, ихневмонам,33) собакам, ястребам, ибисам, волкам, крокодилам и многим другим. Они чтут их не только живых, но и мертвых, посвящают им участки земли, доходы с которых идут на содержание и уход за этими животными. В случае болезни ребенка египтяне дают обет, что после выздоровления обстригут у ребенка волосы и пожертвуют богам столько золота или серебра, сколько они весят. Эти деньги поступают в распоряжение попечителей священных животных. Для ястребов мелко рубят мясо, кладут его на открытое место и кричат во весь голос, пока эти птицы не сядут и не начнут клевать. Кошкам же и ихневмонам крошат хлеб в молоко. Другим животным тоже готовят подходящую для них пищу. Попечители священных животных гордятся своим делом, считая его достойной службой богам. Они имеют особые отличительные знаки. Уже издали можно определить, за какими животными они присматривают. Всякий, кто их встретит, падает на землю и бьет поклоны.

Когда какое-либо животное умирает, его, плача и [35] бия себя в грудь, заворачивают в тонкое полотно и относят для бальзамирования. Их растирают кедровым маслом и другими ароматическими веществами, чтобы уберечь от тления, и хоронят в подземных коридорах. Человек, умышленно убивший какое-нибудь священное животное, карается смертью. За убийство же кота или ибиса, даже если это произойдет случайно, полагается смерть без суда. Виновник обычно бывает растерзан толпой. Страх перед наказанием так велик, что люди, случайно увидев издохшее животное, издали кричат и с плачем уверяют, что они нашли его мертвым.

А вот пример, который показывает, как глубоко укоренилась вера в неприкосновенность животных и какими жестокими методами добиваются их почитания. Когда Птолемей еще не был объявлен союзником и другом римского народа и египтяне старались всячески угождать приезжавшим из Италии и не подавать поводов к недовольству или войне, случилось так, что некий римлянин убил кота. Вокруг его дома сейчас же собралась толпа. Ни просьбы посланных царем сановников, ни всеобщий страх перед Римом не спасли виновного от кары, хотя он убил кота не намеренно». «И это, — добавляет Диодор, — я не от других слышал, а видел своими глазами во время путешествия по Египту».34)

Однако, несмотря на убийство священного кота и расправу над его убийцей, война с Римом не вспыхнула. Наоборот, вопреки всяким ожиданиям наступил внезапный перелом в римской политике по отношению к Египту.


30) Гептастадион — дамба длиной семь стадиев (египетский стадий равен 174 м).

31) Этесии — устойчивые северные ветры муссонного происхождения, которые дуют в восточной части Средиземного моря в теплое время года (с середины мая до середины сентября).

32) Диодор, Историческая библиотека, кн. XVII, 52, — в кн.: Арриан, Поход Александра, М.-Л., 1962, стр. 324.

33) Ихневмон — мангуста, хищное млекопитающее семейства виверровых.

34) Дается парафраза по кн.: Диодор Сицилийский, Историческая библиотека, ч. I, кн. I.

Просмотров: 1335